Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение       
                      Ольховатская средняя общеобразовательная
                                            школа

Вторник, 25.07.2017, 23:35

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 161231516»
Модератор форума: osh92 
Форум » Информационный раздел » Информационный канал » 70-летию Курской битвы (В эпицентре главного удара)
70-летию Курской битвы
osh92Дата: Среда, 02.07.2008, 18:06 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline


В этой теме я хочу рассказать о селе Ольховатка, в которой я уже живу 15 лет. Вроде непримечательное по названию село и к сожалению мало кто его знает. Мало кто знает, что в окрестностях этого села 65 лет назад происходило величайшее сражение всех времен и народов, по концентрации огня, брони и живой силы не имеющей равных. Да, в книгах по истории Великой Отечественной войны пишут об Ольховатском направлении и достаточно подробно, но так, как это было на самом деле, об этом умалчивается.
Вот, что пишет о великом сражении на курском севере немецкий историк Пауль Карелл
"В наивысший момент битвы на каждой стороне сражается от 1000 до 1200 танков и боевых орудий (САУ), многочисленные авиационные эскадры, и 3000 орудий всех калибров дополняют эту ужасную дуэль. Речь идет о высотах Ольховатки с ядром-высотой 274. Эти высоты были оперативной целью Моделя. Здесь заключалась решающая тайна операции, здесь находился ключ, ведущий в Курск. Почему?..
Гряда холмов Ольховатки, со стратегической точки зрения, является центральной частью Средне-Русской возвышенности между Орлом и Белгородом. На восточных склонах берет начало Ока, там находится исток многочисленных маленьких рек. Вдоль до самого низа простирается вид на Курск, который находится на 125 метров ниже Ольховатки. Тот, кто владеет этими высотами, владеет пространством между Окой и Сеймом. Модель хотел выиграть эту битву за Ольховатку, бросить свои резервы в бой, поставить советские войска, прежде всего танковые корпуса Рокоссовского, в невыгодную для них местность, разбить и затем продвигаться на Курск, чтобы протянуть руку Готу...Знаменитая битва под Эль-Аламейном, где Монтгомери ввел в бой 1000 стволов боевых орудий и совершил поворот в войне в Африке, является против Этой скромной опреацией. Сталинград - также, хотя и более зловещий, трагический; принимая по внимание использование сил, невозможно сравнить его с крупной открытой битвой в поле под Курском... Это жестокая битва. Обе стороны, кажется, догадываются о том значении, которое история в будущем определит этой битве: Решающая битва Второй мировой войны!..
На самом деле в этой битве участвовало больше техники, чем указывает Карелл. И если представить те поля, что указаны на современной фотографии села и его окрестностей во время этой битвы, то ад покажется раем. По воспоминаниям участников событий и жителей, которые невольно видели все это здесь стоял постоянный грохот, пыль от взрывов поднялась вверх так, что закрыло солнце, и видимость была почти такая же как ночью, танки шли с включенными фарами. Эти поля буквально были усеяны разбитой техникой и людьми. Больше десяти тысяч людей в двухкилометровом направлении только с русской стороны лежали мертвыми, а на высоте 274 они лежали в три яруса. Речушка Брусовец, что протекает по центру села, была красной от крови. В воздухе постоянно шли бои. Это был совсем не тот вид, который вы видите на фотографии, но это было так. К сожалению, по официальной информации и в картах указана не та линия фронта, которая была на самом деле к исходу 11 июля 1943 г. И если в сводках говорилось, что советские войска успешно обороняются и немцы не дошли до Ольховатки, это не так. Все висело на волоске, еще бы немного и фашисты вышли бы за стратегические высоты и тогда их уже никто не удержал на пути к Курску.
В этой теме, я хочу постараться воспроизвести более менее реальные события той величайшей битвы на Ольховатских полях, не заслуженно забытых нашими политиками и историками. А эти поля можно смело отнести к ратным полям как это Куликовское поле, Бородинское, Прохоровское. То, что творилось с 5 по 12 июля уже невозможно восстановить точно, ибо тут был настоящий ад. По воспоминаниям жителей села люди были настолько черны и оборваны, что нельзя даже было понять кто это немец или русский, и часто они даже ели вместе из одного бачка.
В своих статьях я буду опираться на книгу местного писателя Давыдкова В.И., который в течении многих лет по крупицам собирал материал о северном фасе Курской битвы и написал большую книгу "Анализ Курской битвы" (изд. Курск, 2005 г). Именно в ней достаточно правдоподобно рассказывается об истинных событиях на северном фасе Курсокй битвы. Также будет использоваться материал Поныровского Историко-мемориального музея Курской битвы, материалы школьного музея с. Ольховатка, воспоминания местных жителей села.

 
osh92Дата: Среда, 02.07.2008, 18:10 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
В этой части я остановлюсь на географическом и историческом положении села. Материалы взяты из книги Давыдкова "Анализ Курской битвы" и составленной мною и руководителем музея Галигузовой Т.В. материалам музея книги "Летопись родного края".

Итак, село Ольховатка расположено на Среднерусской возвышенности, в центре Восточно-европейской равнины, по берегам речушки Брусавец. Оно расположено на севере Курской области в Поныровском районе. По берегам ручья Брусавец растет ольха, отсюда и произошло название села. Село Ольховатка расположено на древней Русской платформе, на холмистой равнине. Почвы в основном черноземные и сероземные. Ольховатские земли находятся лесостепной природной зоне. В лесах произрастают дуб, клен, липа, береза, осина, дикая яблоня, груша, шиповник, малина, орешник и др. Животные: лось, кабан, косуля, ондатра, лиса, волк, куница, хорек, суслик и т. д. Население села занимается в основном сельским хозяйством. На полях выращивают пшеницу, рожь, ячмень, горох, сахарную свеклу.
Если соединить Орел и Курск прямой линией, то, примерно, пятью километрами южнее орловско-курской границы, на этой прямой окажется верховье Ольховатки. Само же село вытянулось к юго-востоку еще на 6 км. До революции с западной стороны Ольховатки проходила купеческая Кромская дорога, соединявшая Орел с Курском по наикратчайшему пути, т.е. Орел, Кромы, Ольховатка, Фатеж, Курск. Но в 20-30-е годы прошлого века во время строительства Симферопольской автострады, соединившей Орел с Курском, наикратчайший участок пути - Кромы, Ольховатка, Фатеж - был заменен выпирающим к западу участком дороги - Кромы, В.Любаж, Фатеж. Еще раньше, во времена столбовых дворян, по этим же ольховатским землям пролегал Пахнуцкий шлях, участок дороги, соединявшей Москву с Крымским ханством, т.е. с Черным морем. От Москвы к Севску (с севера на юг) шел Свиной шлях. У Кром от него ответвлялся Пахнуцкий шлях, который проходил через Самодуровку, высоту 274 у Ольховатки, у Косоржи, Щигров, Тима, западнее Старого Оскола, где после пересечения с Муравским шляхом столбовая дорога называлась уже Изюмским шляхом.Муравский и Изюмский шляхи вновь встречались южнее Харькова, и объединенная дорога вела в Крымское ханство. После строительства Симферопольской трассы исчез участок Кромской дороги, проходившей у Ольховатки, а вместе с ним и участок Пахнуцкого шляха от Кром до Косоржи.
Всем известны былины про Илью Муромца, но это была личность вполне историческая и в былине про соловья разбойника говорится, что он не стал пробираться к нему через брянские леса и смоленские болота, а поехал "дорогою прямоезжею, тридцать лет нехоженой, неезженой" И это была, как говорилось в народе тогда Муромская дорога, которая соответствовала Пахнуцкому шляху от Кром до верховья Становского яра. Так что былинный герой в свое время проходил совсем рядом с местами, где находится село Ольховатка. В древности к востоку от Самодуровки до г. Малоархангельска (на расстоянии до 25 км.) лежало Самодуровское озеро. Но не всегда здесь была глубокая вода, чаще непроходимое болото, которое в народе называли Черной Грязью.
Самодуровка (ныне Игишево) находится северо-западнее Ольховатки на курской территории и соприкасается с орловско-курской границей. Села Соборовка и Подсоборовка, восточнее Самодуровки, возникли, когда по дну этого озера уже протекала река Свапа. Но окончательно дно озера осушили только после войны. Западнее Самодуровки места были болотистыми даже в начале 20 века. Поэтому великая дорога древности, соединявшая север Восточной Европы с югом, проходила у Самодуровки, сделав через Соборовку, Подстоборовку, Курган дополнительную петлю в более поздние времена Южнее Самодуровки ориентиром для путников, особенно в малопроходимых лесах древности, служила гряда высот, которую П. Карелл называет Ольховатской. Эта хребтовая часть слагается из двух составляющих: Моллотычевских холмов (пролегающих между селами Молотычи и Теплое), южной оконечностью которого является высота 274. Кромская дорога (Пахнуцкий шлях), проходя между Ольхооваткой и Ольховатским хребтом, поднималась на высоту 274. Отсюда местностью к югу понижается и открывается грандиозный обзор. Мне лично доводилось ночью видеть в бинокль с этой высоты огни ночного Курска, находящегося по прямой на 65 км южнее. Это все объясняет то, насколько стратегически важна была эта высота для немцев в 1943 году, пройдя ее, они уже бы не встретили фактически сопротивления, и в течение двух суток могли оказаться в Курске. Поэтому, Ольховатка была очень выгодно расположена на пересечении древних дорог русского государства. И фашисты об этом также хорошо знали.
Во второй половине 18 века для поездки в Крым царицы Екатерины II был построен 40-локтевой екатерининский шалях (в ночь с 15 на 16 июня великая царица останавливалась в Ольховатке на ночевку). Станция и железнодорожный поселок Поныри находятся в 15 км северо-восточнее Ольховатки и является районным центром и крупным в годы войны железнодорожным узлом между Орлом и Курском. Здесь также в июле 1943 года проходили кровопролитнейшие сражения. Таким образом, Ольховатский хребет находится примерно посередине между двумя магистралями - Симферопольской трассой и железной дорогой. А ночью над селом видны огоньки авиалайнеров, что говорит о том, что действительно через эти места пролегает кратчайший путь, соединяющий юг России с Москвой. Получается, что 20 век лишил Ольховатку великих дорог древности и украл великое сражение, одно из крупнейших в мировой истории. Спасибо Виктору Ивановичу Давыдкову, что он решил восстановить правду об этой битве.

Теперь рассмотрим особенности расположения самого села, его холмов и логов. При чтении внимательно рассматривайте карту.
Головная часть села напоминает два громадных рога (лога), похожих на коровьи. Левый лог - Широкий, выгибается по кривой к северо-западу, почти упираясь острием в северную часть Ольховатского хребта. Правый - Катин лог (рог), скорее похож на бычий, тянется к северо-востоку перпендикулярно яру села. Устья этих логов соединяются в одно, - точнее, в наличии только северная крутогорая сторона. От нее-то к югу и вытянулся могучий яр р. Брусовец, который еще называют Ольховатским яром. Ко "Лбу", между Широким и Катиным логами подходят с севера еще два лога (рога) - Березовый (слева) и Кашарский (справа). Таким образом, Ольховатка в верховье является четверорогом. Самый мощный поток течет с запада, от Ольховатского хребта, родник изначально бьет огромной шапкой. Если учесть, что хребтовая часть состоит из известняков, то вода в нем минеральная. Пруд в логе Широком веками, со времен Пахнуцкого шляха, назывался Чумацким. Очевидно, здесь располагались на отдых чумаки, возившие на волах украинскую соль в северные российские провинции. Но в войну пруда здесь не было. Пойма была немного топкой в устье, в районе села, а дальше к верховью лог был совершенно сухим. Средний по интенсивности поток течет из Кашарского лога, начинается от болота, расположенного в верховье, и вытянут с Брусовцом в одну линию. Пруд в Кашарском логу издавна называют Моховым. В войну запруды здесь не было, но болотистое дно было непроходимо для танков до самого верховья. У верховья данного лога, с западной стороны, хутор Кашара, где по официальным сводкам как бы были остановлены немецкие танки, но, как мы покажем, это было совсем не так. Пойма Брусовца - болотистая, но только на протяжении первых 3 км т верховья. На крутогорье, перпендикулярном яру Брусовца (у верховья) расположены три улицы. Между и Березовым и Кашарским логами - Бугровка, восточнее Кашарского лога - Козловка, западнее Березового лога - Корея. По левому (восточному) берегу Брусовца от верховья до большака Ольховатка - 2-е Поныри тянется ул. Кутырки, южнее большака по левому берегу реки - ул. Новосельцы. По правобережью Брусовца от верховья до того же большака - ул. Погорельцы, затем, протяженностью метров 800 - ул. Большак которая, упирается в устье Ендовища. По правому берегу Брусовца за Ендовищем тянется ул. Капыловка, за ней ул. Гусливка. Капыловка отделена от Гусливки логом, который называется Гусливским. С этой стороны реки южную окраину Ольховатки от с. 2-е Поныри отделяет лог Осиновый, который тянется от Ендовищенской рощи. Ну и наконец, мы подходим к расположению основной высоты - 274. Если мы пойдем со стороны села к верховью Ендовища (на запад), то метров через 700 увидим с левой стороны лога ответвление, балку более чем километровой длины с рощей Ендовищенской у верховья. Становское шоссе (бывший Катин шлях) проходит у южной опушки этой рощи. Далее за устьем этой балки по южному берегу Ендовища был хутор Становской, но в конце прошлого века он опустел. Так вот, это хутор тянется еще метров 500-700 до верховья лога. После чего Ендовище разделяется двумя узкими длинными логами, наподобие рыбьего хвоста, которые тянутся километра по полтора, начинаясь почти у вершины Ольховатского хребта. И промеж концами этого хвоста, между "плавниками", как раз выпирает большим холмом с пологими склонами - вершина высоты 274.
Именно через нее проходил Пахнуцкий шлях, через нее был кратчайший путь к Курску. Именно эта высота станет эпицентром основных боевых событий на Северном фасе Курской дуги. На фотографии она отмечена.

 
osh92Дата: Среда, 02.07.2008, 18:13 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
В этой части остановимся на положении дел, сложившихся непосредственно перед началом битвы.

В конце марта 1943 года линия фронта от Ленинграда до Таганрога представляла собой почти прямую линию, кроме огромного Курского выступа, обращенного вершиной на запад, размером более 65000 кв км., что составляло приблизительно половину территории Англии. Линия фронта на Курской дуге проходила в районе Змиевки, Тагино (Орловская обл.), Севска, Рыльска (Курская обл.), Сум, Белгорода. Ширина дуги у основания превышала 200 км, а у вершины достигала до 150 км, глубина выступа доходила до 200 км. Нас интересует тот участок, который проходил в 20 км севернее Ольховатки. У основания этого урезанного выступа лежала МЖД, ее участок Орел – Курск – Белгород. Ширина прорыва советских войск составляла до 200 км, глубина прорыва от МЖД до линии Рыльска и Веска достигала 100 км. Большую часть Курского выступа, захватывая Курск, с севера занимал Центральный фронт под командованием К.К. Рокоссовского

– 700 тыс. бойцов, 5282 орудия, 5637 минометов, 1383 танка и САУ, 1092 самолета. Как видим, силы были большие. В Центральный фронт входили соединения 48, 13, 70 армий на фронте от Городища до Брянцева на протяжении 132 км. Левее, на 174 км фронте от Брянцева до Коренева, занимали оборону войска 65 и 60 армий.

Таким образом, Северный фас Курской дуги вытянулся от Городища до Коренева на расстоянии 306 км., причем основная концентрация сил была в районе от Глазуновки до Измайлово (13, 70 армии). С воздуха войска фронта поддерживались 16 воздушной армией под командованием С.И. Руденко.

Рассмотрим более подробно расстановку сил 13 и 70 армий, на которые пришелся основной удар немцев с 5 по 12 июля. 13 армия – командующий генерал лейтенант Пухов Н.П.

Фронт обороны 32 км, орудий и минометов 2934, танков – 223, личный состав – около 150000 человек. 13 армия занимала полосу обороны фронтом на север, имея в тылу Ольховатку. Армия имел трехэшелонное построение обороны на фронте шириной 32 км и глубиной 30 км. Главная полоса, прикрытая инженерными заграждениями и позициями боевого охранения, имела 4-5 линий траншей и глубину 5-6 км. Ее обороняли 4 стрелковые дивизии первого эшелона (15, 81, 148, ) с 520 орудиями. Вторая полоса в 10-15 км от переднего края первой имела полную готовность. Ее обороняли 6гв., 307 и 74 стрелковые дивизии, усиленные танковыми полками. Третья (армейская) полоса располагалась в 12-15 км от переднего края второй и была готова на 60-70%. обороняли ее 70 и 75 гв стрелковые дивизии (см схему).

Свыше 51 тысячи противотанковых и 29 тыс. противопехотных мин было использовано для создания минных полей. В армии создалась крупная группировка артиллерии. Занимая всего 11% полосы обороны фронте, 13 армия получила 44% имевшихся во фронте артполков. Входил в распоряжение армии дивизион катюш (порядка 100 единиц). В этом отношении командование фронта выбрало удачно позиции армии. Как потом мы опишем, основной удар немцев пришелся по Кромской дороге, которая проходит с западной стороны Ольховатки. Этот основной удар «зацепил» левый фланг 13 армии с 5 по 7 июля. Начиная с 8 июля и до 12 числа силой, преградившей немцам дорогу на Курск была 70 армия (командующий генерал-лейтенант И.В. Галанин).

Если мы проведем к северу от Ольховатки условную вертикальную ось: Ольховатка, Кашара, Курган, Тагино, то западнее этой оси будут сражаться более половины всех советских войск, участвовавших в оборонительных боях на Северном фасе. Именно здесь будет решаться судьба Курской битвы в целом (см схему).

70 армия имела 62 км полосу обороны, 125 танков, 1658 орудий и минометов, около 80000 личного состава, увеличенного в дальнейшем за счет перехода 28 стрелкового корпуса из 13 армии (181 дивизия перешла к 65 армии). В состав армии входили: 28, 19 стрелковый корпуса, а также 175 и 140 стрелковые дивизии. Правый фланг 70 армии находился на стыке с левым флангом 13 армии. (см схему)

Вот в этот стык и был направлен главный удар немцев.
Немецкие войска на Северном фасе были представлены 9 армией по командованием генерала Моделя.

Немецкие дивизии 9 армии были отборными частями германской армии, тщательно укомплектованы живой силой и техникой. Общая численность с резервами составляла около 450000 человек, что в полтора раза меньше, чем количество войск Центрального фронта. Орудий и минометов – около 5000, танков – в пределах 1400 штук, боевых самолетов в пределах 1000 штук. Судя по подсчетам северная немецкая группировка была более сильнее южной. А если учесть, что боевая линия фронта на Южном выступе была длиннее (164 км против 100 км), чем на Северном фасе, то концентрация боев на Северном фасе была больше. А если учесть, что силы советских войск распределились равномерно, то в ходе оборонительного этапа отрицательные последствия для Воронежского фронта были большими, чем для Центрального фронта.
Таким образом, сложившаяся обстановка позволяет сделать вывод, что обе стороны были подготовлены к ведению боев на узком участке фронта, причем советские войска готовились к оборонительным сражениям, а немецкие к наступательной операции.
 
osh92Дата: Среда, 02.07.2008, 18:14 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Несколько слов можно рассказать о технике и живой силе, которой располагали обе стороны. А техника была на самом высоком уровне и намного опережала уровень техники в Сталинградской битве. Готовясь к летней кампании гитлеровцы объявили «тотальную мобилизацию». Специальным законом вводилась обязательная трудовая повинность для всех мужчин в возрасте от 16 до 65 лет и для женщин от 17 до 50 лет. Одновременно все мужчины призывного возраста от 17 до 50 лети, способные носить оружие, высвобождались из торговли, промышленности и подлежали мобилизации в армию. Таким образом немецкое командование к лету увеличило свои вооруженные силы на 2 млн человек, доведя их общую численность до 10 млн., в т.ч. на Восточном фронте ок. 5 млн. Был увеличен рост производства артиллерии, танков, самолетов. В воздухе появились новые истребители «Фокке-Вульф» - 190А со скоростью более 600 км/ч,

истребитель «Мессершмит-109»,

бомбардировщики «Хейнкель – 111»,

«Юнкерс – 88»,

штурмовик «Хеншель – 129».

Наращивался серийный выпуск тяжелых танков «Тигр»,

средних – «Пантера»,

штурмовых орудий «Фердинанд».

Оба танка превосходили наш Т-34 по мощности брони, а «Тигр» и по вооружению. Танк «Пантера» был вооружен 75-мм пушкой с начальной скоростью бронебойного снаряда 925 м/с, а «Тигр» - 88 мм пушкой и скоростью 780 м/с, штурмовое орудие «Фердинанд» 88 мм пушкой и 1000 м/с нач. скоростью снаряда, что значительно превосходило характеристики наших танков и САУ. (для сравнения Т-34 имел 76 мм пушку и 662 м/с нач скорость вылета снаряда). Были сильнее немецкие танки и по броне. Результатом такого превосходства явились более значительные потери советской армии в живой силе и технике. Наши имели преимущество только по численности. Следует не верить статьям о технике немецкой армии, где говорилось, что Тигры были не боеспособными и их били в больших количествах. На самом деле процентное соотношение подбитых Тигров было намного меньше других типов танков и этот танк в действительности был самой боеспособной машиной в Курской битве. А вот «Фердинанды» имели много уязвимостей и они были менее эффективны, чем Тигры. Пантеры были самым «сильными» средними танками 2 мировой войны, но их было выпущено мало (всего 851 танк, меньше чем тигров).
Основными советскими танками, участвовавшими в Курской битве, были Т-34 (средний, 30 т. ),

КВ (тяжелый, больше 40 т).

Наряду с количественным ростом улучшилось и качество броневой техники. В Т-34 была повышена прочность сварных соединений, 5-ступенчатая коробка передач, облегчено переключение передач и т.д. Но все равно в тактико-технических характеристиках эти танки уступали танкам «Пантера» и «Тигр». Если эти танки превосходили немецкие в 1941-1942 гг., то летом 1943 году они уже были хуже новых немецких. Наши танки были модернизированы только после Курской битвы, а в Курской битве мы выигрывали только по численности. По потерям танков мы значительно проигрывали немцам. В Советской Армии были приняты САУ различных типов, от САУ 76 до САУ 152.

Они также уступали по качественным характеристикам «Фердинанду». Лишь после Курской битвы появился танк ИС-2,

который превосходил Тигр.
В 1942-1943 гг. ВВС СССР получали новый самолеты «ЛА-5»,

«ЯК-3»,

«ЯК-9»,

«ИЛ-2»

Эти самолеты по своим характеристикам превосходили «старые» советские самолеты «ЛАГГ-3», «ЯК-1» и «МИГ-3»и по своим данным почти не уступали аналогичным немецким самолетам.
Что же представляло собой село в период перед началом Курской битвы. По воспоминаниям жителей поля, близ лежащие к селу были испещрены линиями траншей, ходов сообщения, противотанковых рвов, артустановками, Причем население принимало активное участие в рытье этих сооружений. Но никто даже не догадывался, что здесь будет проходить основной удар фашистов. Весной, как обычно были посажены сельхозкультуры, которые постоянно обрабатывались, об эвакуации пока никто не думал. Хотя в исторической литературе есть данные, что эвакуации не проводилось. В мае надо селом все чаще стали летать «рамы» в сопровождении мессеров, которые делали съемку местности, все чаще стала слышны перестрелки, были видны воздушные бои. Обстановка накалялась. 17 мая в Самодуровку приехал первый секретарь Поныровского райкома ВКП(б) Коваль В.А. На собрании жителей села он сообщил о решении Военного Совета Центрального фронта об эвакуации местного населения из первой полосы обороны. Население эвакуировалось в близлежащие села Золотухинского района. Это с. Сергиевское, Матвеевка, Возы. По воспоминаниям жителей, времени давалось мало – одна неделя. Необходимо было собрать вещи и на коровах вывезти их в несколько рейсов в Матевеевку и Возы. Никто даже не смог подумать, что через полтора месяца здесь будет кромешный ад. Почти все дома сгорят, а поля будут устланы техникой и трупами. Уже к концу мая село Ольховатка опустело. Внешне казалось, что люди ушли на работу, а возле домов по-прежнему лаяли собаки, бегали кошки, в огородах росла картошка, огурцы и помидоры. Никто не знал, что здесь этого скоро не будет. Войска в село не заходили, а находились близ села в логах Катин, Широкий, Березовый. Немцы также проводили эвакуацию жителей сел, через которые проходила линия фронта вглубь ближе к Орлу. Таким образом, жители Ольховатки, Самодуровки, Поныри были эвакуированы в глубину на 20 км. По воспоминаниям даже на этом расстоянии отчетливо была видна зловещая картина битвы: сплошная гарь, дым, грохот орудий, да такой сильный, что стекла содрогались. Жители сел 2-е Поныри, Становое эвакуированы не были. Для них дни с 5 по 12 июля были настоящим кошмаром. Люди не могли заснуть, животные в страхе шарахались в стороны, коровы все время мычали, собаки, поджав хвост, сидели в конуре.
Эвакуированному населению вплоть до начала боев разрешалось навещать свои хозяйства, проверять сохранность имущества, обрабатывать огороды.Content-Disposition: form-data; name="smiles_on"

1
------------SQyNHVm7XDf22K6NeuZGAs
Content-Disposition: form-data; name="smiles_on"

1

 
osh92Дата: Среда, 02.07.2008, 18:30 | Сообщение # 5
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Накануне

В этой части мы постараемся показать ошибку нашего командования в проведении артподготовки перед наступлением немцев. Все помнят эпопею „Освобождение“, в которой показывали как прошла эффективно артподготовка, и что у немцев даже стоял вопрос - наступать или нет. В литературе,учебниках по истории пишется, что перед началом Курской битвы была успешно проведена артподготовка, что задержало наступление немцев на несколько часов. На самом деле это было не так. Сейчас все больше начинают говорить о неэффективности артподготовки. Мы предложим свой вариант ответа на этот вопрос.
Итак, 1 июля Гитлер вызвал в свою ставку в Восточной Пруссии всех командующих группами армий, командиров корпусов, ВВС и выступил перед перед ними с докладом о дальнейших перспективах войны.

Он доказывал, что отсрочка операции „Цитадель“ дала большие преимущества немецкой армии, так как ударные группировки получили значительное пополнение личным составом и особенно боевой техникой и теперь способны не только сокрушить оборону советских войск, но и нанести им такие поражения, от которых они никогда не смогут оправиться. На этом совещании Гитлер приказал решительное наступление на Курском выступе начать утром 5 июля1943 г.
В ночь на 2 июля поступившие в советский Геншатб от разведывательного управления данные говорили о том, что в ближайшие дни, во всяком случае не позднее 6 июля, переход врага в наступление на курском направлении неизбежен. Но директива, разосланная во фронты звучала уже менее уверенно: «По имеющимся сведениям, немцы могут перейти в наступление на нашем фронте в период 3-6 июля». Ранее, 8 мая, в адрес командующих Брянским, Центральным, Воронежским и Юго-Западным фронтами Ставка направила следующую директиву: ...»По некоторым данным противник может перейти в наступление 10-12 мая на орловско-курском или на белгородско-обоянском направлении, либо на обоих направлениях вместе...» 20 мая Геншатб, на основе вновь полученных данных о противнике, с разрешение Верховного Главнокомандующего направил фронтам предупреждение о том, что фашистское наступление ожидается не позднее 26 мая. Поэтому определить не только час, но и день наступления гитлеровских войск было непростым и очень важным делом. Вот что пишет об этом В.М. Дорошенко, служивший в разведотделе штаба 13 армии. «...Июнь проходил в напряженной и беспокойной работе. Все усилия наших разведчиков по захвату пленного разбивались о постоянную настороженность фашистов, их мощную оборону. К ней теперь почти невозможно было подойти. Противник всеми силами старался скрыть замысел готовившегося наступления. Сплошные и глубокие минные поля, многорядные проволочные заграждения с различными электрическими сигнальными приспособлениями, опоясавшие позиции противника, сейчас представляли серьезное препятствие. Каждый клочок земли, каждая кочка простреливались многослойным вражеским огнем. После неоднократных попыток преодолеть все эти препятствия, разведчики четырех дивизий первого эшелона 13 армии несли большие потери... В 15 Сивашскую дивизию прибыл командующий Центральным фронтом в сопровождении генерала Н.П. Пухова.
Мы должны знать время перехода Моделя в наступление! - потребовал Рокоссовский...
Агентурная разведка поработала прекрасно. и все же она точно не ответила на нужный нам вопрос - «Когда?»» Действительно, наше командование точно не знало время наступления немцев и от, порой, поспешных решений делало ошибки.
Итак наступило 4 июля. Было тепло, небо ночью было усеяно звездами. В романе А.Н. Рыбакова «Прах и пепел» есть интересные, явно документальные воспомининия.
«...Лето было дождливое, душное, а в солнечные дни — жаркое. Солдаты на переднем крае работали в сапогах, но обнаженные до пояса...
...Поглядывали в небо — не летит ли немец...»
В ночь с 4 на 5 июля разведка 13 армии обнаружила перед передним краем группу немецких саперов, проделывающих проходы в установленном советскими войсками минном поле. В завязавшейся схватке несколько саперов было убито, двое бежали, а один - рядовой саперного батальона Бруно Фермелло взят в плен. Пленный сапер показал, что войска заняли исходное положение и наступление назначено на три часа 5 июля.
В советской исторической литературе следует цепь неточностей и выдумок. Так в книге В.М. Дорошенко «В огне Курской битвы», изданное к 20-летнему юбилею битвы, помещена его статья «В семье разведчиков». Там он пишет, что советскому командованию известны не только день, но и час перехода немцев в наступление. «Войска 9 армии, плотно заполнив траншеи, ждали сигнала, который должен был последовать 5 июля в 2 часа по берлинскому времени». Достаточно много таких неточностей встречается и в другой литературе. В другой книге «Через всю войну», авторы М.К, Секирин, И.М. Белкин, В.М. Дорошенко достаточно подробно описали взятие пленного сапера Бруно Фермелло. «Но злополучное «Когда?» он ответил: «Утром, в три часа по берлинскому времени. Сегодня вечером, - продолжал показания Б. Фермелло, - нам зачитали приказ командующего 9 армией генерал-полковника Моделя. А тремя днями раньше — обращение Гитлера»...
Таким образом наступление согласно показаниям пленного должно было начаться в три часа по Берлинскому времени. Эту же версию подтверждают воспоминания разведчика взвода, бравшего в плен сапера И.С. Мелешникова. «...В ночь на 5 июля группа разведчиков из 12 человек под командованием старшины А.И. Иванова, (здесь же был и лейтенант Мелешников), захватила в плен сапера, который сказал, что наступление немецких войск начнется в 3 часа по европейскому времени. Спрашивается, зачем мы ведем разговор об этих трех часах? Ведь во всех учебников написано, что наступление было назначено на три часа. Вот здесь и кроется миф о начале наступления. В учебниках говорится о трех часах по московскому времени, а пленный дал показания по германскому времени, то есть на два часа позже — в пять часов по Москве. Немецкая армия жила не по Московскому времени, а по Берлинскому. Здесь спешка нашего командования сыграла плохую шутку. В спешке, все — от капитана П.Г Савинова, допросившего пленного, до начальника разведотдела 13 армии подполковника И.И. Крыжановского, и до самого командующего армией Н.П. Пухова забыли об этом. Можно предположить, что военные даже не знали, что немцы живут по своему времени. В результаты этой «мелочи» командованием фронта был допущен серьезный просчет, связанный с отдачей приказа на начало артконтрподготовки. Числовое значение времени суток на территориях, находящихся восточнее больше, чем на территориях, лежащих западнее. Если в Берлине было три часа, то в Москве — 5 часов по местному времени. В некоторой литературе даже делают неправильный перерасчет — три часа по Берлинскому времени переводят в два часа по Москве. Но это уже грубая ошибка.
Сам Рокоссовский в статье «Крах Цитадели» вспоминает «... В ночь на 5 июля в полосе 13 и 48 армий были захвачены немецкие саперы, разминировавшие минные поля. Они показал: наступление назначено на три часа утра, немецкие войска уже заняли исходное положение. ДО этого срока оставалось чуть более часа . Верить или не верить показаниям пленных? Если они говорят правду, надо уже начинать запланированную нами артиллерийскую контрподготовку, на которую выделялось до половины боевого комплекта снарядов и мин. Времени на запрос Ставки не было, обстановка складывалась так, что промедление могло привести к тяжелейшим последствиям. присутствовавший при этом представитель Ставки Г.К. Жуков,

который прибыл к нам накануне вечером, доверил решение этого вопроса мне. Благодаря этому я смог немедленно дать распоряжение командующему артиллерией фронта об открытии огня. В 2 часа 20 минут гром орудий разорвал предрассветную тишину...

 
osh92Дата: Среда, 02.07.2008, 18:33 | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Накануне (окончание)

...Наша артиллерия открыла огонь в полосе 13 и частично 48 армий...

...На изготовившиеся к наступлению вражеские войск, на их батареи обрушился огонь свыше 500 орудий, 460 минометов и 100 установок ММ-13 (Катюш). Вв результате противник понес большие потери, особенно в артиллерии, нарушилась его система управления войсками...»
По другим источникам артконтрподготовка длилась 30 минут. Полагая, что русские перешли в наступление, гитлеровцы начали усиленно освещать местность ракетами и прожекторами. Артиллерия врага отвечала очень слабо, ответный огонь вели только восемь его батарей. Наша артиллерия израсходовала четвертую часть боекомплекта снарядов.
И это было началом Курской битвы.
Из воспоминаний Г.К. Жукова
«...30 июня мне позвонил И.В Сталин. Он приказал, чтобы я оставался на орловском направлении для координации действий Центрального, Брянского и Западного фронтов...
...В эти дни, находясь на Центральном фронте, я вместе с К.К. Рокоссовским работал в войсках 13 армии, во 2 танковой армии и резервных корпусах...
...В третьем часу утра К.К. Рокоссовскому позвонил командующий 13 армией генерал Н.П. Пухов и доложил, что захваченный пленный сапер 6 пехотной дивизии сообщил о готовности немецких войск к переходу в наступление. Ориентировочно время называлось — 3 часа утра 5 июля. К.К. Рокоссовский спросил меня — Что будем делать? Докладывать в Ставку или дадим приказ на проведение контрподготовки?
Время терять не будет, Константин Константинович. Отдавай приказ, как предусмотрено планом фронта и Ставки, а я сейчас позвоню Верховному и доложу о полученных данных и принятом решении. Меня тут же соединили с Верховным. Он был в Ставке и только что кончил говорить с А.М. Василевским. Я доложил о полученных данных и принятом решении провести контрподготовку. И.В. Сталин одобрил решение и приказал чаще его информировать...
... Конечно, артиллерийская подготовка нанесла врагу большие потери и дезорганизовала управление наступлением войск, но мы все ждали от нее больших результатов. Наблюдая ход сражения и опрашивая пленных, я пришел к выводу, что как Центральный, так и Воронежский фронты начали ее слишком рано: немецкие соллдаты еще спали в окопах, блиндажах, оврагах, а танковые части были укрыты в выжидательных районах. Лучше было бы контрподготовку начать, примерно, на 30-40 минут позже...»
Признавая огромную роль, которую Жуков оказал на ход Курской битвы, можно сказать, что он не совсем точно говорит о времени контрподготовки. Ее следовало начать через полтора два часа позже. И еще есть противоречие в воспоминаниях Жукова и Рокоссовского об этом центарльном моменте перед началом Курской битвы. И нам кажется, что здесь все таки более точно рассказывал Рокоссовский. Сам Рокоссовский в одном из писем (1967 г.) пишет:
«...Теперь о личной работе Г.К. Жукова, как представителя Ставки на Центральном фронте. В своих воспоминаниях он широко описывает проводимую якобы им работу у нас на фронте в подготовительный период и в процессе самой оборонительной операции. Вынужден сообщить, с полной ответственностью и, если нужно с подтверждением живых еще свидетелей, что изложенные Жуовым Г.К. в этой статье не соответствуют действительности и им надумано. Жуков Г.К. Впервые прибыл к нам на КП в Свободу 4 июля, накануне сражения. Пробыл он у нас до 10-11 часов 5 июля и убыл якобы на Западный фронт к В.Д. Соколовскому, так по крайней мере, уезжая он сказал нам. Находясь в штабе в ночь перед началом вражеского наступления, когда было получено донесение командующего 13 армий генерала Пухова о захвате вражеских саперов, сообщавших о предполагаемом начале немецкого наступления, Жуков Г.К. отказался даже санкционировать мое предложение о начале артподготовки, предоставив решение этого вопроса мне, как командующему фронтом. Решиться на это мероприятие необходимо было немедленно, так как для запроса Ставки не оставалось времени. В Ставку Жуков Г.К. позвонил, примерно, около 10 часов 5 июля, доложив по ВЧ в моем присутствии Сталину о том (передаю дословно), что Костин (мой псевдоним) войсками управляет уверенно и твердо и что наступление противника успешно отражается. Тут же он попросил разрешения убыть к Скокловскому. после этого разговора немедленно уехал от нас. Вот так выглядело фактическое пребывание Жукова Г.Г. на Центральном фронте. В подготовительной к операции период Жуков Г.К. у нас не Центральном фронте не бывал ни разу».
Другие документы подтверждают правоту Рокоссовского о нахождении Жукова Г.К. в момент начала Курской битвы. Однако стоит отметить, что все генеральные решения о ведении боев на Курской дуге принимались в первую очередь Жуковым. Идея о преднамеренной обороне принадлежит именно ему, хотя многие офицеры Генштаба не были согласны. Это письмо еще говорит о непростом взаимоотношении двух великих военачальниках. В воспоминаниях Жукова есть еще одна неточность, он говорит об успешном отражении атак противника в момент начала наступления немцев. Как мы потом покажем это была неправда. Но здесь винить военачальника не стоит. Во время начала атаки немцев командующий фронтом и даже командующие армиями не знали истинного положения дел, так как на полях сражений началась такая мясорубка, что даже вблизи нельзя было точно сказать, где немцы, а где советские войска. Что касается об артподготовке, то на самом деле все снаряды полетели за позиции противника и принесли небольшой урон ему. Разрабатывался план артподготовки в Ставке и производилась по площадям, где приблизительно находились атрбатареи противника и его командные пункты. Ждать эффективности от нее не приходилось. Поэтому эта контрподготовка только разбудили солдат, готовившихся к наступлению и они начали наступления в полпятого утра, что было на полчаса раньше, чем запланировано. В советской литературе и учебниках по истории пишут о том, что немцы почти на два часа начали наступление из-за эффективности артподготовки позже. На самом деле было все наоборот. Но винить Рокоссовского не стоит. Если встать на его место, то можно понять его состояние. Точного результата времени наступления неизвестно. Данные от пленного поступили неподтвержденные ничем только в полночь. О передислокации живой силы неизвестно. Остается лишь обстрелять разведанные ранее артбатареи и НП противника. Поэтому Рокоссовский поступил смело и правильно. Единственно, не было рассчитано точное время наступления противника из-за русской безалаберности и спешке в передаче конкретных данных. И еще одну большую оплошность допустили разведчики 13 армии. Пока они занимались поимкой пленного офицера, в это время на стыке 15 и 81 дивизий у хутора Веселый Бережок немецкие саперы в советских минных полях делали проход, которым воспользовались на рассвете 5 июля фашистские войска.

 
osh92Дата: Пятница, 04.07.2008, 23:58 | Сообщение # 7
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
5 июля понедельник

В советской литературе приблизительно так описывают начало Курской битвы.
«После окончания первой советской артконрподготовки 50 минут на фронте стояли тишина. Казалось, гитлеровцы, поняв, что их замыслы разгаданы, отказались от наступления на Курск с севера. Но в 4-30, с опозданием на полтора часа 9 немецкая армия, нацеленная для наступления на Курск со стороны Орла, на фронте Красная Слободка -Измайлово начала артподготовку»
Но мы теперь знаем, что произошла ошибка учета времени при передаче данных от пленного на два часа. Поэтому немцы не с опозданием а, наоборот, раньше на полчаса начали боевые действия. На рубеже 70 армии немецкая артавиаподготовка началась в 7-30.
В 4-35 советская артиллерия и минометы включились в артподготовку противника, открыв огонь по огневым позициям его артиллерии. В 5-10 в воздухе появились большие группы фашистских бомбардировщиков. Пользуясь сильным прикрытием своих истребителей, немецкие бомбардировщики ударили по боевым порядкам советских войск на рубеже Глазуновка — Красная Заря. Вслед за налетом авиации гитлероваская артиллерия и минометы вновь открыли шквальный огонь, а в 5-30 пехота и танки на всем 50-километровом фронте от Красной Слободки до Измайлова перешли в атаку. Опять же во многих статьях и книгах о Курской битве пишется, что 9 армия почти в полном составе стала наступать на всем фронте. На самом деле, 9 армия начала наступление силами девяти пехотных дивизий, усиленных танками, и одной танковой дивизией. Основная же танковая группировка (5 танковых и две моторизованные дивизии) остались в резерве. П. Карелл пишет: «...Так сначала пошла в атаку его сильно расчлененная 9 армия с 9 пехотными дивизиями, которые он усилил танками и автомашинами. И только одна танковая дивизия, 20-я, была введена Моделем в первые ряды. Основная сила его танковых соединений.... он держал в резерве. Сначала сделать прорыв, а потом снова ввести свежие силы... Это был рецепт Моделя.»
Гитлеровцы атаковали всю полосу обороны 13 армии и примыкавшие к ней фланги 70 и 48 армий на 45 км фронте. Враг наносил главный удар на левом фланге 13 армии в направлении Ольховатки. Наступая на широком фронте, гитлеровцы рассчитывали дезориентировать советское командование относительно направления главного удара...
Опять же встает вопрос о главном ударе. В Советской литературе пишется, что командование Центрального фронта правильно предполагало направление главного удара. Но это опять же неправильный вывод или домыслы. Как известно главный удар враг наносил на левом фланге 13 армии в направлении Ольховатки. Опять же в разных источниках о численности немецких войск данные расходятся. В одних говорится, что наступление было произведено силами до 500 танков и 30-50 машин, в других это значение еще сильнее занижается. Исследования показывают, что в наступлении участвовало свыше 500 танков и САУ, но танковая дивизия была задействована только одна. Опять же как можно писать о количестве менее пятисот танков и о том, что каждая батарея героически уничтожила до 10-15 вражеских танков, причем тигры горели как спички. Обычные подсчеты тогда покажут, что все немецкие танки, особенно тигры, должны были бы уничтожены за 2-3 дня наступления. Но как известно, бои шли неделями, а танки противника участвовали в боях. Поэтому нужно с большой осторожностью относиться к статистике, даваемой в советской литературе о Курской битве.
Но продолжим наше повествование о первом дне наступления немцев и об ошибке советского командования направления главного удара. В книге Шитикова Н.Ф. (разведчика 81 дивизии) «Пылающие высоты» хорошо дано повествование о начале немецкого наступления.
«...Напряженно вслушиваясь в канонаду, Буланов откинулся на лежанку, заложив руки под голову. Казалось, он дремал. Но вот раздался телефонный звонок, и в ту же секунду ротный был у аппарата. Выслушав Капитана Гладуна, командира третьего батальона, он стал докладывать о том, что предупреждение на передовую передано своевременно и там готовы к бою...
...Отсюда, из блиндажа командира роты, связно А,Ф. Овсянников был отправлен выяснить, чтобы ... сразу после вражеской артпоготовки доложить сколько осталось людей и способна ли рота отбиваться... Связной отправился на передовую, когда первая немецкая артподготовка еще продолжалась. Во взводе Никитина было убито почти полвзвода...
...Уже выбравшись на сухое место, Саша заметил, как к ураганному огню артиллерии противника прибавились глубокие взрывы бомб... Во втором взводе лейтенанта Шульги .... из строя выбыла треть состава...
Командир первого взвода Правленко погиб, Шульга взял команду обоими взводами на себя. В первом взводе потели составили тоже треть состава.
...Накурочили тут фашисты. Чуть не половину моего взвода погубили.»
Овсянников был уже на полпути меду передовой и КНП роты, когда сзади началась сильная ружейно-пулеметная стрельба. Он догадался: гитлеровцы поднялись в атаку... и вдруг заметил группу солдат, примерно , в 150 метрах от траншеи, двигавшуюся в наш тыл. Когда всмотрелся в идущих гуськом людей повнимательнее, то оторопел: немцы! Гитлеровцы уже побывали в блиндаже и НП роты.

 
osh92Дата: Пятница, 04.07.2008, 23:59 | Сообщение # 8
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Из этого повествования видно, что где-то между 5-10 и 5-30 немецкая пехота без боя прошла сквозь нашу передовую у хутора Веселый Бережок. Поэтому с достаточной уверенностью можно сказать, что в ночь с 4 на 5 июля немцы разминировали минные поля на стыке 15 и 81 дивизий 13 армии у хутора Веселый Бережок. Как известно это произошло по причине спешки нашего командования найти языка, когда основной состав разведки был занят поимкой немца, а передний край был оставлен неприкрытым. Таким образом, уже в полвосьмого немецкие силы захватили передовую траншею советских войск. (Во многих источниках пишется, что передовая траншея был захвачена в девятом часу). Таким образом одна из веерных колонн немцев прорвала оборону у хутора Веселый Бережок, двинулась на запад, окружая полки 15 дивизии, в это же время по «вееру» ползла вторая группировка — в сторону Подоляни. Третья колонна немецких войск устремилась на Соборовку, четвертая — к Дружовецкому хутору. Эти четыре группировки войск противника определяли направление главного удара Моделя. Позже, 5 и 6 «веерные2 колонны устремились к востоку, одна через северную часть с. 1-е Поныри направляли удар в сторону ст. Поныри, другая, 6-я, - окружала 467 полк 81 дивизии. Получается, что 1, 2, 3 «веерные» колонны гитлеровцев — это как бы правое крыло, 5 и 6 «веерные» колонны — левое крыло наступавших войск противника от хутора Веселый Бережок. Своего рода осью является направление движения немецкой группировки от места данного прорыва к Дружовецкому хутору (по прямой на юг). Одновременно с наступлением «веерных» колонн гитлеровцы вели фронтальное наступление, «в лоб», на 45-километровом участке Северного фаса дуги.

В середине дня два мотополка фашистов начали теснить 15 дивизию 13 армии. между частями возник разрыв. воспользовавшись этим, танки противника пытались обойти с правого фланга части 132 дивизии. На рубеже 280 дивизии гитлеровцам удалось к исходу 5 июля продвинуться на 2-3 км. Командование 70 армии, учитывая угрозу обхода своего правого фланга, создало из частей второй линии маневренную группу под командованием. полковника Дроздова. Эта группа войск была усилена двумя артиллерийскими и двумя танковыми полками. Одним из первых, удостоенных звания Героя Советского Союза был И.А. Усанин. 3 батарея 23 ИПТАП занимала огневые позиции на высоте 232 в районе с. Тагино. Во время немецкой артподготовки на воинов обрушился шквал огня. Разорвавшейся миной был убит ком. орудия, на его место был назначен наводчик Илья Усанин. Из-за небольшой высотки развернутым строем выползли огромные бронированные машины с черными крестами на башнях, за ними шли автоматчики. Расчет подбил левый головной танк противника. Артиллеристы открыли огонь осколочными снарядами по автоматчикам. Бой продолжался. По приказу командования 712 полк начал отходить на новую оборонительную позицию. Пехоту прикрывала артиллерия. Осколками вражеской бомбы был выведен из строя весь расчет орудия Усанина, уцелел только он сам. Орудие не пострадало и Усанин открыл из него огонь по немецким танкам. Он посылал снаряд за снарядом и вот запылала еще одна вражеская машина. Кончились снаряды и Илья бросился с противотанковой гранатой под бронированное чудовище. За этот подвиг Илья Усанин был удостоен один из первых на Курской дуге звания Героя Советского Союза.
В 12-00 противнику удалось овладеть Красной Зарей и Красным Уголком. Развивая наступления и дополнительно введя свежие подразделения мотопехоты, противник к 13-00 снова потеснил 15 дивизию и вышел на рубеж Бобрик-Подолянь- выс194,2-выс244. Вследствие отхода подразделений 15 дивизии противник начал нависать на правом фланге 28 корпуса. К этому времени 712 полк 132 дивизии, понеся большие потери, отошел в район Гнильца и леса западнее Гнильца и закрепился там.
В 13-00 авиация противника силой до 140 самолетов бомбила Самодуровку, Никольское, Новоселки.
О силе нашего сопротивления и о больших потерях наступающих немцев говорили пленные солдаты. «Двигались мы очень медленно, потому что русские вели исключительно сильный ружейно-пулеметный и особенно минометный огонь. Первоначально наступление начал один лишь батальон, а 1-й находился в резерве. Однако, когда в середине дня выяснились колоссальные потери, то пришлось вводить в действие первый батальон, который, собственно, и занял населенный пункт. Наша рота из 60 человек личного состава потеряла 33 человека раненными и 2 убитыми. В моем взводе из 18 человек потери ранеными — 14 человек». Знали бы эти пленные какие потери у советских войск, может быть так и не говорили. Но то, что наступление немцев было медленнее запланированного, это факт. К 20-00 противник овладел Турейками, Болотным, лесом севернее Болотного, Мишкиным, высотой 241,8 и вышел на линию оврага восточнее южной окраины с. Обыденки-Измайлово. Попытки противника на развить успех далее на юг в результате упорного сопротивления нашей пехоты, артиллерии успеха не имели.

5 июля немцы ввели в бой свое новое оружие — Танки Т-6 типа «тигр» и самоходные орудия «Фердинанд». В отдельных источниках пишут, что «тигры» были впервые введены на Курской дуге. Однако это не так, тигры уже участвовали в боях еще в 1942 году на Ленинградском фронте. Противник рассчитывал на моральный эффект — неожиданность и мощь его применения. Однако наши артиллеристы нащупали уязвимые места у «фердинандов» - бортовые и начали выводить из из строя. А вот тигры успешно выводила из строя наша пехота с помощью противотанковых гранат с ближнего расстояния. Но все-равно, по воспоминаниям участников тех боев, тигры оказывали неприятное впечатление на наши войска, особенно когда они появлялись вблизи и нужно было немало усилий, чтобы преодолеть страх перед этим чудищем.

Таким образом в полосе обороны 70 армии противник прорвал передний край главной полосы обороны на фронте 10 км и вклинился в стыке между 13 и 70 армиями на глубину 7 км. В советских источниках упоминается от 3 до 6 километрах, что является явно заниженным значением.

К 20-00 оборонительный рубеж проходил по южной окраине Бобрика и далее на север по оврагу северо-восточнее Гнильца. От Гнильца по району северо-западнее окраины Красной Зари и далее на запад по южной окраине Пробуждения, южной окраине Мишкина, выс. 241,8, Рудово и далее по переднему рубежу обороны. За день боев гитлеровцы на рубеже 70 армии потеряли до 3500 солдат и офицеров. Подбито и сожжено 30 танков, сбито 9 самолетов. У нас — убито 383 человек, ранено 888 человек, уничтожено 20 орудий.
 
osh92Дата: Суббота, 05.07.2008, 00:01 | Сообщение # 9
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
А теперь снова вернемся к 15 дивизии 13 армии, по которой 5 июля был нанесен основной удар немцев на Северном фасе Курской дуги.

Позиция дивизии была очень тяжелой. В первой половине дня 5 июля на рубеже первого эшелона от Архангельского до В. Тагина в советской обороне образовалась «дыра». В результате атаки второй веерной группы гитлеровских войск к 12 часам была захвачена Подолянь. Дальше немецкая колонная двигалась на Гнилец, расположенный двумя километрами западнее. То есть правый фланг 132 дивизии 70 армии оказался оголенным. 132 дивизия стала отходить на юг. Советские воины проявляли героизм перед превосходящими силами противника. Вот один из многих примеров этого. Батальоны майоров Я.П. Канцедалова и И.А, Швендика из 676 пола 15 дивизии успешно отразили несколько атак из рощи западнее Архангельского. Однако в 11 часов положение полка снова ухудшилось.. Ком. полка Н.Н. Оноприенко решил организовать круговую оборону. Около 14 часов фашисты, сковав полк с севера и обойдя 50 танками с пехотой с востока, окружили его. Н.Н. Оноприенко потребовал от командиров батальонов уплотнить боевые порядки и сократить фронт обороны. Полк со средствами усиления занял круговую оборону на площади 4 кв. км в районе Александровки и продолжал бой. На огневую позицию одного из взводов двигалось 8 вражеских танков. Тяжело рыча, они ползли с горки в ложбину. Командир взвода внимательно следил за их продвижением. Когда вражеские танки приблизились на 500 метров, расчеты орудий выдвинули свои пушки из укрытий и заняли огневую позицию. За наводчика к одной из пушек встал сам командир взвода. Совсем рядом показались два вражеских танка. За ними следовали еще три. Надрывно гудели моторы. Вот они подошли еще ближе. Потом одновременно раздалось два выстрела. Один из вражеских танков замолк, окутался черной пеленой и запылал. Следующий выстрел остановил вторую машину. Остальные повернули обратно.
Вот в таких тяжелых условиях приходилось воевать нашим бойцам. Проявляя отвагу и героизм они всячески препятствовали продвижению фашистских войск.
Третья веерная колонна немецких войск наносила удар на Соборовку.

Пробиваясь узким клином, фашистские танки прорвались в с. Бобрик, где были встречены огнем советских войск. к 23-00 части 15 дивизии отошли к рубежу обороны Подсоборовка — хутор Степь, занятому 6 гв дивизией, и закрепились. С наступлением темноты 15 дивизия была выведена во второй эшелон. Дивизия героически сражалась и потеряла по приблизительным подсчетам 80% личного состава.
5 июля немецким войскам не удалось захватить Соборовку. С одной стороны, здесь должно было сосредоточиться немало боевой советской техники, с другой, Соборовка с севера была опоясана мощными минными заграждениями. В Соборовке был штаб 15 дивизии, и ветераны помнят комдива Джанджагаву, который был в ужасном состоянии (глаза навыкате). Но его понять было можно, 15 дивизия 5 июля пострадала больше всех.
Курган и рубеж Подсоборовка — хутор Степь занимали войска 6 гв дивизии, которая расположилась во втором эшелоне 13 армии от Ольховатки до высот восточного берега р. Сновы. сюда, 5 июля, северо-восточнее Ольховатки была выдвинута 75 гв. дивизия, а северо-западнее — 70 гв дивизия. На них придется основной удар немецких войск в последующие дни. Прежде чем при ступить к рассмотрению боевых действий в полосе обороны 6 гв дивизии, давайте сориентируемся на местности. (См. схему во втором посту.)
Если ехать из с. 2-е Поныри в Ольховатку, то в километре левее (южнее) большака вы увидите лог, который тянется условно-параллельно дороге, а с южной стороны этого бога — березовую рощу. Этот лог ветераны называют Березовым логом. с. 2-е Поныри. Березовую рощу жители с. 2-е Поныри называют Локтионовской, а ольховатские Поныровской. Примерно в 2,5 км к западу от 2-х Понырей один из верхов Березового лога выходит к большаку, а березовая роща продолжаясь по прямой, тоже метров через пятьсот соприкасается с изогнувшейся дорогой. У западной опушки березовой рощи большак под прямым углом пересекает дорога, южная ветвь которой проходя через с. Смородное, упирается затем в ст. Возы, что на МЖД. Если бы выезжая из с. 2-е Поныри, вы смотрели вправо от от большака (на север), то увидели бы метрах в 500 Битюгский овраг (Корнюхин Лог), который к верховью удаляется от большака километра на два и на полкилометра не дооходит до перекрещивающей большак (возовской) дороги, которая к северу от большака разделяет земли хлебопашцев Ольховатки и с. 2-е Поныри. Поэтому этот участок дороги мы будем называть ольховатско-поныровской межой. Возовская дорога и ольховатской-поныровская межа проходят по водоразделу, с западной стороны которого воды текут в ольховатский Брусовец, а с восточной — В Снову, образую с обеих сторон водораздела целый ряд балок (логов), обладающих определенной симметрией. Севернее большака, образую у ольховатской-поныровской межи километровую километровую горловину, в сторну верховья Ольховатки тянется Катин лог, а в торону с. 2-е Поныри — Битюгский овраг.
Следующая горловина у данного водраздела находится сразу же южнее большака и образована Березовым логом с. 2-е Поныри и Новосельским логом с ольхховатской стороны. Устье Новосельского лога соединяется с яром речушки Брусовец в 2,5 км южнее большака. Русло лога, от устья, сначала на километр идет в сторону, а затем поворачивает на северо-восток и доходит до самого большака. Поле меж Ольховаткой и руслом Новосельского лога мы назовем Новосельским. С севера оно ограничено большаком У верховья Новосельского Лога, в километре от большака, к востоку ответвляется под прямым углом верх (Лозы), который выходит к возовской дороге. А верх Новосельского лога, выходящий к большаку, называется обвалищем. В развилке между Обвалищем и Лозами расположена дубрава Переезд. Его восточная опушка тянется в ста метрах от возовской дороги, а северная опушка находдилась в 500 м от большака. После войны со стороны большака была посажена посадка. Поэтому сейчас северная опушка дубравы Переезд находится в ста метрах от большака. Горловина между Березовым логом с. 2-е Поныри и Обвалищем также около 1 км.
Возовская дорога проходит у западной опушки березовой рощи, которая вытянулась метров на 200 от большака, за нею к востоку (влево) от возовской дороги — поле, простирающееся до с. 2-е Поныри, и Степь, лежащих в пойме р. Сновы. Справа от возовской дороги за дубравой Переезд тоже поле, западная сторона которого ограничена Новосельским логом и дубравой по его восточному берегу; местные жители называют эту рощу Башкиркой. Это поле с юга ограничего верхом, поросшим лесом, под названием Догий. Долгий верх расположен по одной прямой с той частью Новосельского лога, которая тянется непосредственно от его устья. верховье Долгого верха метров на триста не доходит до возовской дороги, а метра в 50 от нее с другой стороны водораздела в сторону р. Сновы (д. Степь) тянется лог, поросший лесом, под названием Крутое. В горловине между Долгим и верхом и Крутым проходила последняя линия обороны 6 гв дивизии.
Таким образом, восточнее Ольховатки удобная для фашистских танков дорога пролегла через километровую горловину между Катиным логом и Битюгским оврагом, затем через километровую горловину между Березовым логом с. 2-е Поныри и Обвалищем Новосельского лога; здесь свободная от леса полоса между березовой рощей и друбравой Переезд около ста метров, третья горловина (ок 350 м) находилась меду Долгим верхом и Крутым. Эта дорога, проходящая по водоразделу, могла бы использоваться немцами в том случае, если бы они, в обход ст. Поныри, хотели наступать вдоль МЖД до Курска.
От верховья Ольховатки по возвышенности севернее Катинаого лога проходила Ольховатская траншея, вырытая пред битвой местными жителями. Напротив верховься Катного лога, метрах в пятистах от ольховатско-поныровской межи, она пересекала знаменитую выс. 257. Отсюда, с фланга, удобно было обстреливать немецкие танки, проходящие через горловину. Ольховатская траншея соединяалсь с верховье Бирюгского оврага. В дубраве переезд до битвы располагался штаб 25 гв полка, штаб приданного ему танкового полка. По опушке дддебравы Переезд вдоль возовской дороги ныне тянется траншея, в самой дубраве много ям от блиндажей, укрытий для танков и т.д. В горловине ммммежду Догим верхом и Крутым перед битвой были воинские укреления 6 гв. дивизии с блиндажами, построенными еще до битвы. Немецкая авиация сделала в этом метсе такую ложбину, что два десятилетия после войны весною здесь образовывалось озеро, в котором останавливались на отдых перелетные птицы.
 
osh92Дата: Воскресенье, 06.07.2008, 21:24 | Сообщение # 10
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Итак, 5 июля 1943 г. 6 гв дивизия находилась в центре оборонительных рубежей ольховатского направления. Впереди заняли позиции 75 гв дивизия, справа расположилась 307 дивизия, закрывая Поныри. А левее оси Ольховатка — Кшара — Кургана на вторую полосу обороны выдвинулась 70 дивизия. Советские воины совершали чудеса отваги, чтобы задержать продвижение немецких войск. Так Наводчик орудия 34 гв артполка комсомолец сержант Бурцев у деревни Степь отразил танковую атаку врага, уничтожил 3 танка, 2 противотанковых орудия, 5 пулеметов и разрушил 2 дзота. Был ранен, но поле боя не покинул, за что был удостоен звания Героя Советского Союза.

И таких героев в дальнейшем будет много. Вот что вспоминает о боевых действиях 75 гв дивизии у северо-восточнее Ольховатки командир батареи И.А. Свертилов. «Еще солнце не успело осушить росу, как за высотой (257) послышался гул моторов, который с каждой минутой все больше нарастал и приближался. Сначала на высоте появились тигры, следом за ними легкие танки, а под прикрытием брони шли гитлеровцы.

Одетые в черные мундиры, закатанными по локоть рукавами, автоматы с упором в живот, они шли цепь за цепью, не торопясь, умеренным шагом. ДО этого, в Сталинграде, мне не приходилось отбивать в таком количестве, лицом к лицу, танки врага. Здесь же их нельзя было сосчитать. Танки рассредоточились по всей высоте, перед всем передним краем полка и всей дивизии. Бить нужно в первую очередь легкие танки — наша сорокопятка для тигров, как укус комара, а легкие танки были прикрыты тиграми. Я понимал, что если открыть огонь по тиграм, это значит преждевременно обнаружить себя и батарея станет хорошей мишенью для танков. Вступать в борьбу с ними, не выждав удобного момента, значило идти на самоуничтожение. Танки начали спускаться по склону, и тигры уже не могли держать под своим прикрытием легкие танки и свою пехоту. Наши подразделения открыли огонь по фашистам, отсекая их от танков, но они, переступая через своих убитых солдат, не нарушая строя, продолжали идти, как и в начале — уверенно, во весь рост. Открыли огонь и минометные подразделения. Мины рвались по всей высоте, рассекая фашистские цепи. Батарея Ануфирева своим огнем вызвала на себя огонь тяжелых танков противника, которые резко свернули на правый фланг полка, оставив нам уже никак не защищенные легкие танки. Все шесть пушек батареи открыли беглый огонь бронебойными снарядами по уже приблизившимся фашистскими танками. Началась невероятная дуэль. Немецкая пехота залегла и стала поливать нас свинцовым дождем. От нашего края вспыхнули первые танки, и, взрываясь, они горели, как спичечные коробки.

В небе на небольшой высоте завязался не менее жестокий воздушный бой. На наши головы и фашистов посыпались большие и маленькие бомбы. От взрывов бомб и разразившейся дуэли тяжелой артиллерии с нашей стороны и противника июльский ясный, светлый день превратился в кромешный ад. Дым и пыль застлали все поле боя. Горит все: самолеты и танки, люди, а вместе с ними земля. Воздух, накаленный от разрывов бомб и снарядов с, горящих танков, перемешанный с горячей пылью и смрадом горящего человеческого тела, стал удушливым и сладковато-приторным. Как корабль на морской волне, покачивалась под ногами земля. Рев авиационных моторов, взрывы бомб и снарядов мешали слышать команды. Связные докладывали о больших потерях на огневых позициях. Раненых перевязывали, мертвые оставались лежать на месте. У пушки оставалось по 2-3 человека, легкораненые продолжали стрелять.

И фашисты не выдержали. Понеся большие потери, танки попятились назад, за высоту, укрываясь за ними, бежали оставшиеся в живых гитлеровцы, оставив на высоте и у ее подножья десятки сожженных танков, сотни убитых солдат. Все сразу стихло. Передышка была короткой». Вот что пишет очевидец об этих страшных событиях 5 июля. Такой же была обстановка и на других позициях. К сожалению немцы прорвали первый эшелон обороны 75 гв дивизии. Однако хутора Степь и Ржавец был удержаны. А между ними гитлеровские войска вбили клин глубиной ок 2 км, захватив Дружовецкий хутор, северную часть Снавы с. 2-е Поныри, рощу восточнее сев. окраины Снавы. Вот что вспоминает участник тех боев, ветеран 70 гв Дивизии А.Г. Логачев. «Наступление гитлеровцев нашу дивизию застало во втором эшелоне 13 армии в с. Становое, километрах в восьми южнее Ольховатки. Подняли нас в то утро по тревоге раньше обычного. Нам приказали сниматься со своих позиций и идти в направлении Ольховатки на первую линию огня. Оставив позади Ольховатку, наш батальон продвинулся по ольховатскому березовому логу в его противоположный конец и занял оборону в полутора километрах юго-западнее Кашары.

Впереди минные поля. Мины установлены на случай прорыва немецкими танками нашей обороны у с. Тагино. Они закрывали для гитлеровских танков путь к Ольховатке и Тепловским высотам». Таким образом два полка 70 дивизии расположились от Самодровки до южной оконечности Кургана, а севернее этого рубежа, до Подсоборовки, находилось минное поле. Назовем это поле Подсоборовским. А теперь рассмотрим места будущих боев южнее Подсоборовского поля. Шоссе, идущее ныне на севро-запад от Ольховатки, разветвляется у юго-восточнее окраины Теплого на самодуровскую и молтычевскую (верхнелюбажскую) ветви. У развилки, с северной стороны, штыкообразно устремлен в небо памятник героям артиллеристам. Он расположен на выс 240. Эта высота находится на водораздельной гриве. С одной стороны водораздел тянется к западу вдоль шоссейной дороги до В. Любажа, пресекаясь с Каменным Бугом (выс. 269) Молтыческих холмов, с другой — идет в сторону Кашары, соединяясь здесь с бывшим южным берегом Самодуровского озера. От водораздела в сторону Ольховатки и Самодуровки поля понижаются долгими склонами. На водораздельной гриве, идущей в сторону Кашары, расположена знаменитая выс. 238,1 (см. схему 2 поста). Еще до битвы (это вторая полоса обороны) по водораздельной гриве была выкопана траншея. Она начиналась у выс. 240, огибала верховье Кашарского лога и тянулась к южной окраине Курганского леса и далее к Снаве с. 2-е Поныри; очевидно, от Кургана траншея шла по южной стороне оврага. Назовем этот участок Кашарской траншеей.
Что касается авиации, то небо 5 июля почти полностью было под контролем немцев. Из воспоминания участника тех боев А.Д. Овсянникова: «В это время со стороны Красавки к Самодуровке подошла первая группа фашистских бомбардировщиков. С аэродромов южнее Орла они шли в район Ю.Турьи в 15 км западнее Самодуровки, где перестраивались с южного курса на восточный, чтобы чтобы к Самодуровке подойти с курсом вдоль села... С севера прекратился артобстрел. Теперь слышался только нарастающий гул самолетов с запада. Зенитные батареи встретили их ураганным огнем. От взрывов зенитных снарядов в воздухе образовались облака.

Один самолет взорвался в воздухе, от двух сбитых других, устремившихся к земле со шлейфом дыма, отделились парашютисты. Но самолеты, не нарушая строя, подходили со снижением вдоль села к школе. Вдруг слева самолеты начали пикировать и бомбить. Они шли в пикирование друг за другом слева направо. Когда они проходили над нами, можно было наблюдать, как самолет делает крен на левое крыло с переходом в пикирование, звук мотора снижается, нарастает свист, буквально над верхушками деревьев отделяются бомбы, и самолет с душераздирающим ревом двигателя выходит из пикирования. Рев двигателей самолетов и разрывы бомб слились в один непрерывный грохот, от которого закладывало уши. Самолеты по мере поочередного пикирования становились в наклонную «карусель» и заканчивали бомбометание около Кашары. Истребители кружились на малых высотах, расстреливая из пулеметов машины, конские упряжки и солдат. Только уходили самолеты, сразу начинался новый артобстрел, который прекращался с появлением следующей группы самолетов. К исходу дня рубеж обороны 13 армии от стыка с 70 армией проходил слева направо: Южная окраина Бобрика- Соборовка - хутор Степь — сев. Снавы с. 2-е Поныри — хутор Ржавец — сев села 1-е Поныри — Южнее Бузулука — зап окраина Семеновки - сев окраина Протасова — зап хутора Тросна. Стало ясно, что главный удар немцы наносили на ольховатском направлении, пытаясь прорваться к Курску по наикратчайшему пути. Оснований для беспокойства у командования Центальным фронтом было достаточно. Войска на направлении главного удара хоть и немного (9 км, а не как пишется в официальных сообщениях 6 км), но отступили. Рокоссовский предполагал, что враг еще не израсходовал свои резервы ( и в этом он был прав), и что с утра 6 июля следует ожидать наращивания им ударов. Поэтому ночью он звонил в Ставку и просил резервов. Ставка, согласившись с доводами командующего, выделила в его распоряжение 27 армию под командованием генерала Трофименко. Однако радость Рокоссовского была преждевременной. Рано утром последовал новое распоряжение Ставки — направить 27 армию на Воронежский фронт. Там тоже дела обстояли не лучшим образом.
 
osh92Дата: Воскресенье, 06.07.2008, 21:48 | Сообщение # 11
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Направления главного и вспомогательных ударов немецких войск

Военный совет Центрального фронта считался с тремя возможными направлениями ударов противника:
из района Змиевки через Дросково на Ливны, т. е. в тыл войскам фронта;
из района Глазуновки в общем направлении на Поныри, Золотухино и далее на Курск; т. е. вдоль МЖД;
из района Кромы на Фатеж, Курск, (т. е. вдоль автомагистра*ли Москва — Симферополь).
Учитывая сосредоточение крупной группировки гитлеров*ских войск в р-не Глазуновки, Тагино, а также в направлении шоссейной и железной дорог Орел—Курск, командование фрон*та сделало вывод, что удар, вероятнее всего, последует через Поныри на Курск. Тот, кто ездил со стороны Орла в Курск, знает, что после ст. Возы МЖД тянется к югу в пойме р. Сновы, и главное — Курск с севера (восточнее р. Тускарь) окружен болотами, непроходимыми для бронетехники.
Таким образом, правое крыло фронта занимало наиболее ответственный участок обороны Северного фаса Курского выступа. Здесь и сосредоточились основные силы и средства фронта
На правом фланге Северного фаса (в р-не будущих боевых действий) перед битвой было сосредоточено 11 стр. дивизий; 57-я Мотострелкова бригада (собственно, в танковом корпусе личного состава в полтора раза было больше, чем в стрелковой дивизии), четыре танковые бригады, три танковых полка, 4-й арткорпус прорыва, соединения и подразделения 2-й истребительной дивизии, а также ряд зенитно-артиллерийских дивизий и т. д.
Вторым направлением, на котором командование ЦФ сосредоточило свои войска, была автострада Москва—Симферополь, соединяющая и Орел с Курском.
Вот что пишет об этом нач. штаба 70-й армии В. М. Шарапов
«...До начала наступления противника предполагалось, что оно будет осуществляться против 70-й армии вдоль автомагистрали Орел—Курск. Командование всесторонне укрепило этот участок, особенно в противотанковом отношении.
Теперь же, когда выяснилось направление главного удара, отпала необходимость держать противотанковые войска в этом районе...»
Но и это направление было невыгодно немца. Гитлеровским войскам пришлось бы наступать в гору. Резкий подъем вдоль автомагистрали Москва—Симферополь тянется к югу от Кром до орловско-курской границы.
13-я армия седлала МЖД, раскинувшись, как два крыла, по. обе ее стороны, а 70-я армия таким же образом расположилась по обе стороны автомагистрали М—С. Стык 13-й и 70-й йрмий, как нарочно, оказался на наикратчайшей прямой между Орлом и Курском, проходящей у Ольховатки. Вот по этой-то прямой, слегка извиваясь, и пролегала купеческая Кромская дорога (совпадающая здесь с древним Пахнуцким шляхом). Войска Центрального фронта наиболее плотно были распо-жены у МЖД (и восточнее ее), а также у автомагистрали Москава-Симферополь.
Но МЖД была ближе к основанию Курского выступа, и ей уделялось особое внимание. Поныровский оборонительный узел был самым укрепленным за всю ВОВ.
Дор. Читатель! Судя по плотности воинских соединений и дразделёний 13-й армии, сов. командование все же предполагало, что гитлеровские войска будут прорывать нашу оборона рубеже ст. Поныри — г. Малоархангельск. Но в определении конкретных мест прорыва сов. обороны В Северном фасе КД командование ЦФ все-таки ошиблось. Опять была совершена досадная ошибка, которая стоила много жизней советских солдат. Думается, командование Центрального фронта недостаточно продумало стратегию немецкого удара. Объясняется это тем, что наши крупные военначальники все изучали по картам, а на конкретной местности почти и не бывали.
В советской исторической литературе широко распространена схема боевых действий, согласно которой немецко-фашистские войска на Северном фасе Курской дуги наступали по трем направлениям: основное Ольховатское, т. е. направлении с. Ольховатка (мы будем называть его ольховатским южным), вспомогательное левофланговое — на г. Малоархангельск и вспомогательное правофланговое — на Гнилец. Это в какой-то мере было бы приемлемо только для первого дня наступления гитлеровских войск 5 июля 943 года.
Почему ольховатское направление на этой схеме мы называем ольховатским южным? В статье маршала М. В. Захарова— под ольховатским направлением понимася участок шириной 95 км, на котором К. К. Рокоссовский средоточил основные силы Центрального фронта. Ольховатское направление — это орловско-курское направление; второе название упоминается значительно реже первого, но в то же время ольховатское направление часто упоминается в книгах и воспоминаниях ветеранов в более узком смысле, как ольховатское южное.
К. К. Рокоссовский писал: « ...Ожесточенные бои развернулись на ольховатском направлении, в полосе 15-й и 81-й стрелковых дивизий 13-й армии».
В книге «Курская битва», выпущенной к 40-летию этой славной даты, сказано:
«...Ожесточенные бои раз*вернулись на ольховатском направлении, где оборонялись 15-и и 81-я стр. дивизии...»
Таким образом, направление наступления немецко-фашистских войск на рубеже обороны 15-й и 81-й стр. дивизий мы будем называть ольховатским южным, в отличие от ольховатского направления и Ольховатского сражения, к которым относятся все боевые действия на Северном фасе Курской дуги.
Комроты 231-го гв. СП 75-й гв. дивизии П. М. Макулин вспо*минает «...В штабах батальонов имелись ориентиро*вочные предположения о наиболее вероятных направлениях наступления гитлеровских войск. Их было два. В первом из них считалось, что противник начнет наступательные операции на с. 1-е Поныри и ст. Поныри, т. е. вдоль МЖД. Во втором указывалось: с. Ольховатка, Смородное, ст. Возы (МЖД)... Т. е. тоже вдоль МЖД, но в обход ст. Поныри с запада.
Здесь перед битвой от верховья Ольховатки до с. 1-е Поныри (вост. берега р. Сновы) раскинулась во второй полосе обороны 6-я гв. дивизия. Всерьез здесь наступления не ожидалось, ранее изложенные факты о расположении советских войск не подтвержда*ют этого. Но реальные боевые действия заставили обратиться к этому «ориентировочному предположению».
К. К. Рокоссовский: «... В первый день сражения на нашем фронте отчетливо определилось направление гл. уда*ра противника. Основные усилия он направлял не вдоль же*лезной дороги, как это предусматривалось вторым вариантом <предположение> нашего плана, а несколько западнее, на Ольховатку...» Значит в статьях и учебниках по истории этот факт либо умалчивается совсем, либо говорится, что командование точно просчитало направление главного удара немцев. Но это совсем не так. Взгляните на географическую карту (см схему 2 поста). Справа от Ольховатки на север простирается поле, «дву*створчатыми воротами» для наступления на которое послужил рубеж В. Тагино—Н. Хутор—Вес. Бережок; поле, расстилающееся до В. Смородино, ведущее к МЖД; поле, удобное для Танковых передвижений. И на этом поле, на второй полосе обо*роны, 5 июля от орловской границы до ольховатского большака расположатся 6-я и 75-я гв. стр. дивизии.
Именно это поле северо-восточнее и восточнее Ольховатки Имеет в виду командующий Центральным фронтом в процити*рованном выше отрывке. Это еще раз подтверждает, что рубеж от линии Ольховатско-Молотычевских высот (продолженный к северо-западу рубежом обороны 132-й и 280-й стр. дивизий) до высот восточного берега р. Сновы — есть направление главного удара немецко-фашистских войск на Северном фасе Курской дуги, о котором и не предполагало наше командование перед битвой.
При этом следует помнить, что основной удар противник на*носил на левом крыле обороны направления гл. удара — на рубеже от ольховатской оси до линии Ольховатско-Молоты*чевских высот (по Кромской дороге). Этот рубеж мы будем еще называть направлением основного удара гитлеровских войск.
Ольховатское южное направление наступления гитлеровских войск подразделяется: на направление гл. удара и фланговый удар.
К фланговому удару ольховатского южного направления относятся бои за железнодорожный пос. Поныри. Эти бои велись на рубеже: от высот вост. берега р. Сновы до высот восточного берега р. Полевая Снова. Для немецкой стороны Поныри были не менее значимы. Вот что пишет об этом немецкий историк П. Карелл «... Если бы Поныри были взяты, можно было бы развернуть*ся на Ольховатку..».
Т. е. со стороны Понырей немцы планировали нанести фланговый удар по Ольховатке.

 
osh92Дата: Воскресенье, 06.07.2008, 21:53 | Сообщение # 12
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Гитлеровцы рвались на Курск по наикратчайшему пути. Это подтверждается конкретными боевыми действиями, об этом пишут многие ветераны тех событий.
В. М. Попель: "... Главный удар он (противник) наносил на ольховатском направлении, пытаясь прорваться к Курску по кратчайшему пути..."
На наше командование еще не до конца оценило направление главного удара. 5-7 июля еще предполагалось, немцы главный удар направят через Ольховатку на МЖД или на Симферопольскую трассу (Ольховатка находилась как раз между этими объектами). Все оказалось в точности до «наоборот». Истинные замыслы немецко-фашистских войск определились только 8 июля, когда выяснилось, что основным направлением наступления гитлеровских войск окажется левое крыло оборо*ны направления гл. удара, западнее, оси Ольховатка, Кашара, Курган.
На этом направлении немцы продвинутся до 20—22 км (если вести отчет от передовой немецкой траншеи), что совершенно не соответствует тем показателям, приведенных в учебниках и исторической литературе (10-15 км). Мы не будем подробно вдаваться почему так произошло, это вопрос уже политический.
Кстати, схема боев на Северном фасе Курской дуги окажется подобной схеме боевых действий гитлеровцев на Южном фасе. Западнее Ольховатки немецкие войска двинутся по двум направлениям: по Кромской дороге — на Курск и, одновремен*но, по западному берегу ольховатской р. Брусовец — к Смо*родному, окружая левый фланг 13-й армии.
Т. о., двигаясь по наикратчайшему пути на Курск по Кром*ской дороге, немцы с обоих флангов хотели окружить (взять и клещи) 13-ю армию. Так, во всяком случае, говорят факты.
В книге «Курская область в годы ВОВ, 1941—1945» и книге «Курская битва» И. И. Маркина есть схемы боевых действий,

обобщающие оборонительные бои на Северном фасе Курской дуги, где показаны только два направления наступления немецко-фашистских войск: основное — ольховатское и вспомогательное — малоархангельское. Гнилецкое направление придумано историками, очевидно, после ВОВ. Просто здесь, на правом фланге своего наступления, немецкие войска пытались овладеть всей грядой Ольховатско-Молотычевских высот. В действительности же эти бои относятся к ольховатскому южному направлению.

В НОЧЬ С 5 НА 6 ИЮЛЯ.
Рубежи сов. войск есть смысл отслеживать по стрелковым подразделениям, соединениям и объединениям. Огромное количество артиллерии и минометов, танков, участвовавших в Оль-оватском сражении, не позволяет проследить их полного перемещения и использования. Мы остановимся только на некоторых наиболее важных случаях.
С рубежа Новоселки— Никольское <у шоссе Орел—Курск> на ольховатское направление с 14 часов 5 июля двигалась 3-я истребительно-противотанковая бригада В.. Н. Рукосуева (точнее, 3-я истребительная). Ее подразделения двигались на автомашинах с орудиями, минометами и боеприпасами... Наводчик 4-й артбатареи А. В. Пузиков вспоминает: «... в 2 часа дня мы оставили свои огневые точки у Никольского (что рядом с Березовкой) и направились под Ольховатку. Прибыли, замаскировались, немецкие самолеты искали нас до сумерек. С наступлением темноты артрасчеты с орудиями прибыли на высоты (т. е. места расположения батарей, наиболее удобные на окружающей местности). За короткую ночь успели только установить орудия и на*крыть маскировочными сетками. С рассветом появились «мессеры», а мы еще не успели себе ровики отрыть. Рожь нас спасла, мы зарылись свежую землю...»
В истребительную бригаду входило два противотанковых батальона (по 72 противотанковых ружья в каждом), инженерно-минный батальон, противотанковый артиллерийский полк (72-мм пушек — 16 шт., 45-мм пушек — 12 шт., 37-мм зенитных пушек — 4 шт.) и минометный дивизион (82 мм минометов — 8 шт., 120-мм минометов — 4 шт.).
О месте расположения ИПТАБР (см. схему)

Анализ показывает, что схема боевых порядков 3-й ИПТАБР точнее дана у А. Д. Овсянникова. Она динамична, т. е. на ной указано положение батарей и 6, и 8 июля, но она требует уточ*нений.
В ночь с 5 на 6 июля в горловине между Самодуровским Кашарским логами, но со стороны Самодуровки, расположились: 4-я аб ст. лейтенанта Андреева; сзади, за 4-й аб.— 1-я аб капитана Игишева (выс. 231.7) в Самодуровке у мельницы — 6-я аб ст. лейтенанта Грин. и 7-я аб капитана Герасимова заняла позиции на выс. 238.1.
На схеме старая дорога Ольховатка—Самодуровка изображена штриховой линией. Выс. 238.1 находится у пересечении этой дороги с водораздельной гривой.
В этой схеме есть ошибка (хочется думать не преднамеренная), которая заключается в том, что Кромскую дорогу, идущу от Кургана, он изобразил пересекающей северную оконечное Ольховатского хребта. Такая дорога есть, и в настоящее время ведет она к верховью Хмелевского яра.
Настоящая Кромская дорога указана на дорожной географической карте Курской области (схема во посту), проходит она через выс. 274, южную оконечность Ольховатского хребта и ведет к верховью Становского яра. На схеме неправильно указаны выс. 234 и 234.5. Выс. 234 находится на старой дороге Ольховатка—Самодуровка, на километр севернее верховья Ольховатки. Выс. 234.5 находится на старой Кромской дороге у пересечения ее с логом Широким (на 250 м севернее лога). На вые. 234 находилась 2-я аб капитана Быкова и 2-й батальон ПТР. Высота прикрывала мост через устье лога Широко, т. е. прямую дорогу, ведущую на правобережную улицу Ольховатки.
Выс. 238.1, выс. 234 и мост через лог Широкий находятся на одной прямой.
На вые. 234.5 располагалась 3-я аб ст. лейтенанта Бондаренко. 8 июля 3-й батареей командовал ст. лейтенант Любарский. Штаб бригады — южные склоны высоты 269.8 (269), здесь же и КП Рукосуева.
КП артполка Железникова — выс. 240.0 (здесь же НШ Нечепуренко) у юго-вост. окраины Теплого. По результатам рекогносцировки Рукосуев определил с команндирами частей и штабами два противотанковых узла на танкоопасном направлении на поле от верховья Ольховатки до горловины Самодуровка—Кашара.
Из воспоминаний бывшего командира 8-й аб (3-го дивизии на 371-го АП) И. М. Кузюкова «...1-й дивизион находилися где-то в р-не Молотычей, а наш третий дивизион в первый день расположился на юго-западной окраине д. Ольховатка, а вто*рой дивизион — где-то между Молотычами и Ольховаткой, потому что наш 3-й дивизион был на самом правом фланге...В первый день, т. е. 6 июля, когда наш полк был переброшен в район боев, мы на заре заняли боевой порядок; с начальником штаба полка отправились на рекогносцировку местности с пехотны*ми командирами, но так как наша пехота 6 июля не вступила н бой, мы начали вести огонь по немецким минометным батареям в р-не северо-восточнее Самодуровки, где-то позже мне при шлось вести огонь по просьбе командира 75-й СД, которая оборонялась северо-восточнее и севернее Ольховатки.
Немцы после сильного бомбового удара начали контратако*вать наши позиции силами до 2-х батальонов пехоты и около 20 танков. Мне пришлось дать по движущимся танкам заградительный огонь, контратака немцев захлебнулась. Несколько танков было подбито. Командир 75-й дивизии поблагодарил и сказал: «Бьете немецких фашистов по-сталинградски». Тут я понял, что наш сосед справа — 75-я СД — принимала участие в боях за Сталинград. А затем к исходу дня пришлось отбивать еще несколько атак нем. танков и пехоты...» Вот что вспоминает бывший командир взвода ПТР 92-го ОИПТД Г. Панфилов: « ...5 июля в 14.00 наш дивизион был поднят по боевой тревоге. В нашей роте ПТР была нештатная повозка. При построении было предложено: нештатное снаряжение, в том числе большие лопаты, уложить в повозку. Однако я уже знал цену этим лопатам при отступлении к Сталинраду в 1942 г. и приказал лопаты взять с собой. Бойцы ворчали, шли маршем всю ночь. На рассвете прибыли на Самодуровское поле. 1-я батарея нашего дивизиона была уже на месте, они приехали на автомашиинах ГАЗ-АА.
Мои ребята после такой «прогулки» рухнули на землю и решили поспать. Они еще не были обстреляны... На мое распоряжение окопаться, как говорится, «начихали»: мне был всего 21 год, а старшему во взводе было 40 лет. Перед восходом солнца пролетели два немецких самолета, и сразу же начался минометный обстрел. Мины рвались рядом. Мои ребята начали шуровать лопатами. Ко второму обстрелу я уже говорил им: не надо так глубоко рыть, иначе стрелять будет невозможно.
Ну, а потом начался кромешный ад: бомбежки, обстрелы, машины 1-й батареи, поставленные артиллеристами за пригорком, сгорели после первого налета...»

К вечеру стало очевидным, что гитлеровские войска наноси*ли гл. удар не вдоль железной дороги Орел—Курск, а западнее, в общем направлении на Ольховатку. Так как направление главного удара врага несколько не совпадало с предполагавшимся направлением его наступления по варианту 2, командующий фронтом в 22 часа уточнил задачи войскам. Для 2-й танковой армии это означало: 3-й танковый корпус переходил к оборо*не; 16-й танковый корпус и 11-я гв. ТБр 2-й ТА во взаимодей*ствии с 17-ым гв. СК с рассветом 6 июля переходили в наступ*ление в общем направлении на Бутырки, Гнилуша с задачей восстановить положение на левом фланге 13-й армии; 19-й ТК наносил удар на Соборовку, Подолянь. Командующим 13-й и 70-й армий было приказано восстановить прежнее положение на фронте своих армий и прочно закрепиться.
Кроме того, привлекалась вся войсковая артиллерия соеди*нений, наносивших контрудар.

 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 21:18 | Сообщение # 13
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
6 июля
Остановив утром 6 юля атакующие советские войска, гитлеровцы сами сразу же перешли в наступление. Утром немецкое командование на направление главного удара ввело 2 новые танковые дивизии. ...Сокрушительный отпор в р-не села 1-е Поныри встретила введенная в сражение 9-я танковая дивизия и части 86-й и 292-й пехотных дивизий. В наиболее острые моменты с той и другой стороны на участке протяженностью до 12 км в сражении уча*ствовало около трех тысяч орудий и минометов, более пяти тысяч пулеметов и около тысячи танков.
2-я и 20-я танковые дивизии наступали на Ольховатку со стороны Соборовки.

9-я танковая дивизия была в первую очередь брошена в про*рыв, образовавшийся в советской обороне между хуторами Степь и Ржавец, она пробивала советскую оборону с обеих сто*рон Дружовецкого яра (в р-не Снавы, Битюга) и по яру р. Сновы, прихватывая высоты восточного берега р. Сновы. Т. е. 9-я ТД наступала в р-не 1-х и 2-х Понырей.
Надо признать, что действия гитлеровского командования в данном случае не были шаблонными. Конечно же, советская оборона наиболее была укреплена в горловине между верховь*ями ольховатского Катиного лога и Битюгского оврага с. 2-е Поныри, т. е. у ольховатско-поныровской межи.
Боевые действия днем 6 июля мы будем рассматривать, на*чиная с левого крыла обороны направления гл. удара.
Итак, прорвав оборону 203-го и 205-го стр. полков 70-й гв. дивизии, гитлеровцы устремились в горловину между Кашарским и Самодуровким оврагами, но со стороны Самодуровки.
Если вы посмотрите на современную географическую карту (см схему 2 поста), то увидите, что от Кургана через вышеназванную горловину к высоте 274 (южной оконечности Ольховатского хребта) ведет старинная Кромская дорога.
На немецких и советских географических картах военного времени эта высота показана как 274.5. Об этой высоте пишет П. Карелл, именно эта высота являлась первой оперативной целью 9-й армии Моделя.
На военной схеме, очевидно, штаба 9-й армии (оригинал находится в Бундесвере) взятие выс. 274 (274.5) запланировано одновременно с захватом Ольховатки.

Яр, в котором росположено с. Ольховатка, представляет со*бой грандиозную сеть ответвлений, многие из которых — длиной километров до 3—4-х, с дубравами у верховий Новосель*ского лога и у Ендовища, с зарослями ракит и ольхи в пойме Брусовца и в логах его притоков, место очень удобное для со*средоточения и сокрытия техники (правда, пойменные заросли вырубались местными жителями для отопления).
Начиная от ядра выс. 274 и южного берега Ендовища, мест*ность к югу и юго-востоку (по западному берегу Брусовца) понижается.
Ядро-высота 274 была ключом от г. Курска. Отсюда, по Кромской дороге, пролегающей через вые. 274, можно по наикратчайшему пути двигаться в сторону Курска, а по западному берегу Брусовца окружить левый фланг 13-й А и перерезать при этом МЖД.
Итак, прорвав позиции 70-й гв. СД ( в дальнейшем СД будем обозначать стрелковую дивизию) восточнее Самодуровки, в горловине между Кашарским и Самодуродским оврагами, немцы встретились с 4-й и 1-й аб 3-й ИПТАБр.
И все же «костью в горле» у немецкой танковой колонны оказались в первую очередь 4-я и 1-я артбатареи 3-й ИПТАБр. Вспоминает бывший наводчик орудия 4-й аб А. В. Пузиков
« ...К утру 6 июля наши орудия были в укрыти*ях, хорошо замаскированы. Постоянные бомбежки, артобстре*лы. Немецкие самолеты летали на малой высоте, из окопа было видно лицо летчика, как он внимательно смотрел вниз, через борт. Зенитки огонь не вели, никаких признаков наличия войск на за*нимаемой нами высоте не было. В бинокль мы наблюдали бои восточнее Самодуровки, огонь вела артиллерия против танков. Весь день авиация противника бомбила наш передний край <который был уже близко к Самодуровке>. До 1500 самолето-вылетов было совершено на наши боевые порядки в районе Самодуровки, Кашары и Теплого. В 16.00 немецкие танки по*шли на наши позиции. Первая атака немцев <200 танков и полк пехоты> — в направлении западнее высоты 238.1 по низине за оврагами Самодуровки на высоту, где стояла наша четвертая
батарея. В бой вступили 4-я и 1-я артиллерийские батареи. Когда пошли танки на нас, им счету не было, как копны при хорошем урожае. После лощины восточ*нее Самодуровки они, как змеи, расползались во все стороны. Они надеялись на свою броню, но часто подставляли борт. Мы стреляли с коротких дистанций по бортам и гусеницам.»

В первом бою наиболее отличилась 4 аб ст. лейтенанта Анд*реева Д. М. Она подбила 14 танков. При отражении танковых атак противника четвертой батарее помогали: 1 аб Игишева <позади>, 6 аб Грипася <слева> и 3-й дивизион 371-го АП, который вел огонь по немецким минометным батареям, нахо*дившимся северо-восточнее Самодуровки.
От бомбежек и обстрелов 3-я ИПТАБр понесла большие потери <особенно на вые. 234.0, (234.5) где стояли 2-я и 3-я батареи>. В 7 аб осталось два орудия. 6 июля вечером был ранен в обе ноги командир 7 аб ст. лейтенант Герасимов В. П., командовать батареей остался ст. лейтенант Бурчак В. И.
К концу боя в 4 аб осталось одно <наше> орудие, которое вместе с расчетом в цочь с 6 на 7 июля было передано в 1 аб.
Вот что говорил Пузиков корреспонденту газеты « Известия » Л. Кудре*ватых, взявшему у него интервью 6 июля 1943 г. в медсанбате «...Входит бритоголовый, безусый, небольшого роста, с пере*вязанной щекой солдат. В его фигуре ничего особенного: сол*дат как солдат. Я устраиваюсь около раненого. Зовут его Анд*реем. Фамилия Пузиков. Вот что он рассказал. Пушки 4-й ба*тареи расположились так: вторая, третья, четвертая были выд*винуты несколько вперед, чтобы бить по танкам прямой навод*кой, а первая — Петра Катюшенко, в расчете которой служил Пузиков, была оттянута несколько назад. Ее задача: стрелять шрапнельными снарядами и отсекать пехоту от танков. Когда началась массированная танковая атака, Пузиков видел со сво*ей позиции, как расчет Григория Русецкого один за другим под*жигал танки. К обеду перед позициями советских пушек сто*яли уже 11 объятых пламенем враясеских машин. Тяжелые потери понесла и батарея.
Да, батарея потеряла три из четырех орудий, немало погибло и артиллеристов. Но это было 6 июля. Это была прелюдия к главному бою. То, что осталось от четвертой батареи, в ночь на 8-е было передано первой, которой командовал капитан Г. И. Игишев...»
Очевидно, что первые три орудия 4-й аб, стоявшие на пря*мой наводке, были раздавлены немецкими танками, командир батареи погиб. Естественно, что пушки 1-ой аб были расставлены так же, как в 4-й аб, и первые три орудия также были раздавлены. Но ветераны утверждают, что 6 июля 4-я аб подбила танков боль*ше, чем 1-я аб. В приведенных выше воспоминаниях Пузи*кова есть еще одна неточность. Он утверждает, что уцелевшие орудия 4-й и 1-й батарей были переведены на вые. 238.1 в ночь с 6 на 7 июля. Но забегая вперед, скажем, что 7 июля на этой высоте насмерть стояли артиллеристы 15-й Мотострелковой бригады .
Ком. взвода 7-й аб В. И. Бурчак после ранения 6 июля командира 7-й аб капитана Герасимова возглавил эту батарею. Вот что он пишет о бое 6 июля «...6 июля в 16.00 немецкие танки прорвались к восточной окраине Самодуровки. Основной удар приняла на себя 4-я аб ст. лейтенанта Д. М. Андреева. Подбито 14 танков. Почти вся батарея погибла. Осталось одно орудие сержанта Катюшенко. Дальнейшему продвижению танков преградила путь 1-я аб капитана Игишева. Слева помогла огнем 6-я аб Грипасова, справа <выс. 238.1> — 7-я аб. Впереди на ржаном поле черными кострами горели танки, остальные отошли в лощину восточнее Самодуровки...»
 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 21:31 | Сообщение # 14
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
На пути у фашистских танков, прошедших горловину Самодуровка — Кашара, находилась выс. 238.1, которая являлась узловой, т. е. распутьем трех дорог, а потому и самой танкоопасной в этом районе. Советское командование считало основным западное направление наступления гитлеровских войск к автомагистрали Москва—Симферополь, куда можно было двигаться по дороге, ведущей и сегодня к Молотычам (В. Любажу), от юго-восточной окраины Теплого (вые. 240). Это был правый отворот от вые. 238.1 как от развилки. Центральной дорогой, ведущей от выс. 238.1 как от развилки, являлась Кромская дорога, уходящая затем к ядру-выс. 274 (274.5), т. е. к южной оконечности Ольховатского хребта. Но гитлеровские танки 6 июля выбрали третье направление — ольховатское; смяв защитников Кашарской траншеи и высоты 238.1, по старой дороге Самодуровка—Ольховатка они вышли с обеих сторон верховья ольховатского Березового лога на позиции 70-й гв. СД. Это был левый отворот дороги от вые. 238.1 как от развилки.
Мы снова возвратимся к воспоминаниям А Г. Логачева «...Немецкие танки, смяв 6 батальонов двух полков дивизии, в обход 1-го и 3-го батальонов нашего полка, двинулись через бывшее минное поле восточной окраиной Самодуровки к окопам нашего второго стрелкового батальона...

Прежде чем увидели у своих окопов немецкие танки, впереди показались отступающие солдаты первого стрелкового батальона нашего полка...В минометных окопах закипела работа. Каждый миномет в одну минуту способен «выплюнуть» 25 мин <85-мм мина с дополнительными заря*дами летит 3 км>. Их надо извлечь из ящиков, удалить с поверхности завод*скую смазку, вставить в оперение дополнительные заряды. Стре*ляли так, что стволы минометов все время были раскалены до предела, а сверху, с корректировочного пункта, то и дело под*бадривали: «Молодцы! Цель накрыта!» Вскоре нашу работу оценил по достоинству и противник. Сначала над головами про*свистели и разорвались на территории роты вражеские снаря*ды. Потом обстрел усилился. Вслед за этим в расположение роты прилетели немецкие самолеты и начали нас бомбить.
Каж*дую бомбу видно. Оторвавшись от самолета, она постепенно увеличивается в размерах и летит, кажется, прямо в окоп. Невольно начинаешь вжиматься в его дно. Смерть ведь летит. А прятаться нельзя. И вот в этой обстановке надо было заста*вить себя думать так: вжимайся — не вжимайся в дно окопа, если бомба попадет в него, то это не поможет. А если не попадет — только время зря потеряешь на прятанье. Немцы воспользуются молчанием минометов, сомнут наши стрелковые роты и тут-то уж наверняка не уцелеешь. Значит надо, чтобы в нужные минуты минометы не переставали стрелять. И мы стреляли.

Многих минометчиков я и теперь будто вижу за работой у своих минометов и будто слышу «тявканье» самих минометов. Быстрее всех освоился в обстановке боя наводчик Констан*тин Анисимов из города Колпашева Томской области. Его рука твердо водила винты прицела. Исчезла только веселость и жиз*нерадостность. Лицо как-то необычно закаменело. Замечания и требования его к членам расчета были немногословны и не*громки, но каждый знал, что не выполнить их нельзя. Минометчик Подусенко из соседнего расчета, в отличие от Анисимова, постоянно на кого-нибудь кричал, ругая за упуще*ния в работе и медлительность. И эта его крикливость вроде бы тоже была необходима. Она помогала ему самому отвлечь*ся от дум об опасности и отвлекала других от страха перед пикирующими самолетами, заставляя делать каждого то, что требует обстановка боя. Заряжающим в нашем расчете был Старостин. При длитель*ной стрельбе его сменял у миномета я. Старостин как-то боль*ше других оказался внутренне не защищенным. Небольшого роста, щупленький паренек с веснушчатым лицом, ни разу не произнесший нецензурного слова, бледнеющий при самой не*значительной неприятности, в этот день и вовсе побелел. Он сам чувствовал свою слабость, стыдился ее и старался заглу*шить преднамеренным пренебрежением опасностью. Заставлял себя брать мину из рук подающего с видом, будто нет над ним пикирующего самолета, но было видно, что сильно нервничает. Потом он вдруг начал учиться курить. Очень хотелось ему выравнять себя среди мужчин. На подноске мин у нас был Антонов, но выполняли эту ра*боту в расчете тоже чаще всего посменно, чтобы опасность де*лилась по справедливости. Всего и пробежать-то по открыто*му месту к складу с минами на дне ложбины надо было метров десять — пятнадцать, но по нам била артиллерия противника и постоянно бомбили самолеты. Эти десять метров казались очень длинными. Особенно на обратном пути, - с ящиком мин.

В роте все были в основном из двух районов. Большая часть минометчиков из Алтая. Многие фамилии память не со*хранила. 6 июля на нас шло очень много немецких танков. Может потому, что наша ложбина была для них естественной прегра*дой, все танки поворачивали в обход нашего батальона. Часть их шла вправо, а другая часть — влево от ложбины. Ближе всего они подошли к нам на левом фланге. Многие из них так и остались рядом с окопами первого взвода нашей роты. Боль*шая заслуга в этом наших соседей — артиллеристов. Но хоро*шо поработали и наши стрелковые роты, пэтээровцы. Судьба провела меня через всю войну в пехоте. Немцы не воюют на одном энтузиазме. Они опираются лишь на силу своего оружия. Их пехота не бежит в атаке на наши окопы, «сломя голову». Они идут шагом и пулеметным огнем загоняют нас в окопы. Огонь такой плотности, что вы*сунь спичку над окопом и ее срежет пулей. Мы знаем — надо ждать, когда они подойдут к нашим окопам на бросок гранаты, чтобы метнуть им ее под ноги и заставить хотя бы на две-три секунды прекратить стрельбу, чтобы самому успеть выставить из окопа на бруствер свое оружие и расстрелять атакующих. Хуже, когда на роту, на батальон идет не одна сотня немецких «тигров». Они идут медленно, не торопясь, дают нам возмож*ность увидеть их силу и подумать о своей судьбе, взвесить свои возможности. Мне приходилось бывать в такой ситуации. Страха не бывает, когда на приближающиеся нем. танки ощетинилась вся наша оборона, когда я чувствую, что я не один в своем окопе на этой обороне. Но если артиллеристы «выпустили пар», когда немецких танков еще не было, а когда они появились — замолкли; когда поблизости нету наших танков, самолетов, то на душе начинают «кошки скрести». А бывает еще хуже — после артиллерийской подготовки, не видя противника, нас под*нимают в атаку, выводят в открытое поле и тут — немецкие танки! Они идут с открытыми люками и давят нас своими гусе*ницами. ..»
Из письма А Г. Логачева 3. И. Бабич, Поныровский музей КБ «...С немецкими танками я встречался часто. Психологию танкистов знаю. Это люди очень осторожные. На пехотные око*пы они сходу никогда не бросались.

Он обязательно остано*вится метрах в пяти от окопа и будет ждать реакции на свое появление. Даже люк приоткроет и крикнет по-русски: «Русь, сдаваться надо!» Наших пехотных окопов они очень боялись. На артиллерийские позиции шли сходу, расстреливая орудий*ные расчеты и утюжа позиции, а с пехотой они так не поступа*ли. Они боялись пехоты. На ее окопы шли, когда пехота их покидала хотя бы частично и среди пехотинцев была паника перед танками. Если паники не было и наша пехота твердо стояла в обороне, танки на нее не шли, особенно если ихняя пехота отстала. Без своей пехоты они боялись оказаться в на*шем тылу. У них танки шли вместе с пехотой и подчинялись пехотным командирам, исполняли волю пехотных командиров. В этом мы завидовали немецкой пехоте. Да и мало у нас было хороших танков. Все больше какие-то маленькие, ненадежные. Только к концу войны их стало заметно больше ...
 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 21:33 | Сообщение # 15
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Бой 6 июля с танками противника в стрел*ковых ротах хорошо показан в книге «Гвардейская доблесть» о боевом пути нашей дивизии. В ней упомянут А. С. Лихвар. Это наш минометчик. Вместе с нами он окончил Кемеровское пехотное училище и в составе роты прибыл в полк. От нас его взяли на повышение — комсоргом батальона, незадолго перед началом боев на Курской дуге. Я очень хорошо его помню. Ростом он был крупнее многих минометчиков, с излишней пол*нотой. Икры ног у него не вмещались в голенища сапог и ему приходилось разрезать их. Говорил он очень быстро и всегда казалось, что позднее сказанные слова догоняют первые, зале*зают на них и от этого речь его становилась не очень четкой и разборчивой. Ответ на слова собеседника он, как правило, начи*нал фразой: «Так точно!», тут же брал «под козырек» и при*стукивал каблуками. Это была его любимая манера начинать разговор. Он был единственным в роте, кому удалось поучить*ся на первом курсе института. Большинство из нас не имело десяти классов.
6 июля немцы на нашем участке обороны не прошли. Вече*ром в роту пришел заместитель командира батальона по по*литчасти, коренастый мужчина, годами старше других коман*диров и в звании старшего лейтенанта. Помню — я все удив*лялся — такой старый, а званье меньше, чем у командира ба*тальона, который много его моложе. Он похвалил нас. Сказал, что только благодаря активности минометчиков противнику не по силам оказалась оборона батальона. С наступлением темно*ты к нам приехала кухня. Ужинающие заполнили всю ложбину напротив нашей роты вплоть до штаба батальона. А потом мы подновляли маскировку своих окопов. Таскали пласты дерна со дна ложбины. Ночь была светлой.
Дополним воспоминания А Г. Логачева сведениями из кни*ги «Гвардейская доблесть», написанной от имени ветеранов 70-й гв. стрелковой дивизии.
«...Мощный удар противника в этот день пришелся и по правому флангу 207-го стр. полка, которым ко*мандовал гв. майор Г. М. Гуняга. Враг бросил в бой до семиде*сяти танков. Пропустив танки врага через свои окопы, стрелки открыли огонь по следовавшей за ними пехоте. Каждый воин действовал самостоятельно, стремясь уничтожить как можно больше врагов и удержать занимаемый рубеж.

Израсходовав патроны, гв. старший сержант В. Е. Писклов перебрался в соседний окоп к пулеметчикам. Расчет станково*го пулемета погиб. В. Е. Писклов тотчас открыл огонь по вра*жеской пехоте и заставил ее отойти. Заметив, что новая группа танков подходит к окопам, ст. сержант с гранатами в руках полез им наперерез и наткнулся на противотанковое ружье...
Рядом с ним лежал раненый красноармеец А. С. Лихвар. На*водчик ружья был убит.
— Ружье в порядке? — спросил Писклов.
— Так точно! — последовал ответ.
— Патроны?
— Достаточно.
— Если можешь, помогай заряжать.
Гв. старший сержант стал наводить ружье на приближаю*щийся танк. Выстрел, еще выстрел — и танк, окутавшись ды*мом, замер в нескольких шагах от окопа. Точным выстрелом Писклов подбил еще один танк. Но третий, тяжелый «тигр», на полной скорости миновал окоп и пошел дальше.
Писклов мет*нул вдогонку танку противотанковую гранату, затем бутылку с зажигательной смесью. Пройдя несколько метров, машина за*горелась.

Выгодное положение занимала батарея 45-мм пушек под ко*мандованием гв. лейтенанта С. Е. Денисова.

Хорошо окопанная, она не пострадала во время артиллерийской и авиационной под*готовки противника. Когда появились вражеские танки, расчеты выкатили из укрытий орудия и быстро подготовились к бою.
— По танкам, бронебойным, огонь!
Дружно ударили пушки. В первые несколько минут были подбиты три вражеские машины. Всего в этом бою батарея гв. лейтенанта С. Е. Денисова уничтожила 12 танков.
Временами положение на участке 207-го гв. полка станови*лось критическим, казалось, что подразделения не выдержат ожесточенных атак вражеских танков. Полк нес большие по*тери, многие орудия и минометы были разбиты, проводная связь с подразделениями и командиром дивизии нарушена. И коман*дир полка запросил по радио срочной помощи.
— Продолжайте обороняться,— приказал ему командир дивизии гв. генерал-майор И. А. Гусев.— Вы и мы не одни, за нами мощная оборона.
Полк продолжал вести бой. Уже через час его командир доложил, что все атаки противника успешно отбиты. Воины пол*ка подбили 40 танков и штурмовых орудий...
Помощник командира взвода 207-го гв. СП гв. стар*ший сержант Писклов В. Е. в ходе оборонительных боев в рай*оне д. Ольховатка 6—10.7.43 г. гранатами и бутылками с за-
жигательной смесью подбил и сжег 10 вражеских танков и огнем из автомата уничтожил много гитлеровцев...»
...Звание Героя Советского Союза присвоено 27.8.43 г.
Командир артбатареи 207-го гв. стр. полка гв. лейте*нант Денисов С. Е. отличился в боях в районе с. Ольховатка. При отражении танковых атак противника 6—10.7.43 г. его батарея нанесла значительный урон в живой силе и технике. Был ранен и контужен, но не оставил поле боя.
Звание Героя Советского Союза присвоено 7.8.43 г.
Наводчик противотанкового орудия батальона 207-го гв. стр. полка 70-й гв. СД гв. ефрейтор Бисеров К. Ф. в районе с. Ольховатка 6.7.43 г. уничтожил 13 фашистских танков. К исходу 8.7.43 г. на его счету было уже 22 подбитых танка.

Звание Героя Советского Союза присвоено 8.9.43 г. Погиб в бою 25.7.43 г.
Т. о., 6 июля на левом.крыле обороны направления гл. уда*ра немецко-фашистские войска были остановлены на позициях 2-го батальона 207-го гв. СП (стрелкового полка).
От П. Карелла мы знаем, что гитлеровцы захватили Соборовку в 9 часов.
А. Д. Овсянников утверждает, что 203-й и 205-й гвардейские полки задержали противника на 7 часов. Это подтверждается воспоминаниями А. В. Пузикова и В. И. Бурчака, которые пишут, что наступление на позиции 4-й аб 3-й ИПТАБр началось в 16.00.
После боя с 4-й и 1-й батареями 3-й ИПТАБр у горловины Самодуровка—Кашара, а затем с защитниками Кашарской тран*шеи немцы подошли к рубежу обороны 1-го и 3-го батальонов (первого эшелона) 207-го гв. стрелкового полка, а остановлены были на позициях 2-го бабальона , т. е. второго эшелона полка. Совершенно очевидно, что бой длился до сумерек.
А затем гитлеровские войска на левом крыле обороны на*правления главного удара по уже протоптанному ими пути возвратились в Соборовский узел (в район Соборовка, Подсоборовка, Курган). Почему? Вот что пишет о подобном случае, произошедшем 5 июля, П. Карелл.
«...К вечеру гренадеры обессилили. Танки и штур*мовые орудия без горючего... (Можно добавить,— и без боеприпасов)».
Соборовский узел был центром, из которого велось наступ*ление немецко-фашистских войск на направлении их основного удара 6, 7 и 8 июля.
 
Форум » Информационный раздел » Информационный канал » 70-летию Курской битвы (В эпицентре главного удара)
Страница 1 из 161231516»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz