Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение       
                      Ольховатская средняя общеобразовательная
                                            школа

Четверг, 27.07.2017, 17:42

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 16«12341516»
Модератор форума: osh92 
Форум » Информационный раздел » Информационный канал » 70-летию Курской битвы (В эпицентре главного удара)
70-летию Курской битвы
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 21:42 | Сообщение # 16
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Левое крыло обороны направления главного удара. Оборонительные бои 70-й армии
Рассмотрим боевые действия днем 6 июля на рубеже 70-й армии.
Вновь обратимся к воспоминаниям нач. штаба 70-й армии В. М. Шарапова
«...6 июля с 4 до 8 часов авиация противника бомбила пере*дний край нашей обороны, однако люди и боевая техника были в надежных укрытиях, поэтому наши потери были незначительны.
Началась артиллерийская дуэль. Сначала обычная, с переры*вами. Но постепенно противник усиливает мощь своих залпов, очевидно, введя в действие все огневые средства; разрывы сле*дуют один за другим, учащаются, как бы сливаются в один, боль*шой силы. Из района Соборовки... до полка фашистов с 60 танками двигались на Гнилец. Наша артиллерия встретила врага всей своей огневой мо*щью. Однако гитлеровская авиация начала усиленно бомбить тыл нашей обороны. Пользуясь этим, немецкие танки ворва*лись на передний край и пошли утюжить траншеи, пулеметные гнезда.

Вражескую пехоту удалось отсечь от танков, и с ней вступили в схватку подразделения 132-й дивизии.
Группа полковника Дроздова артиллерийским огнем подби*ла несколько машин противника, а ее танки также уничтожали вражескую пехоту. К 11 часам все атаки противника были отбиты. Потери были большими с обеих сторон. В направлении Гнильца враг дополнительно бросил 50 тан*ков, и лишь после тяжелого боя подразделения 132-й стр. ди*визии оставили село. Но продвинуться дальше на юг противник не смог. Другая группа гитлеровцев, состоящая почти из трех полков пехоты, поддерживаемая 100 танками и большим количеством артиллерии, атаковала нашу оборону на рубеже Дегтярное, Обы*денки, Бузово, Рудово. Храбро оборонялись подразделения 280-й стр. дивизии. Неоднократно контратаковали фашистов. В течение дня вражеская авиация пять раз бомбардировала передний край ее обороны. В 19 часов противник после очеред*ного налета авиации еще раз с большим количеством танков, сопровождаемых штурмовой артиллерией, потеснил наши ба*тальоны и овладел населенным пунктом Рудово. Однако все дальнейшие попытки немцев развить успех в южном направле*нии до конца суток были безрезультатны. К концу дня из района Соборовка—Подолянь в направле*нии на Теплое пошли в наступление около двух полков вра*жеской пехоты со 150 танками.

Корпус (19 ТК) генерала И. Д. Васильева, 79-я и 202-я танковые бригады контратаковали фа*шистов в общем направлении на Бобрик. Зажатый в клещи противник, потеряв до двух десятков танков и большое количе*ство живой силы, откатился назад. В это время наши боевые порядки подверглись удару более чем сотни гитлеровских са*молетов. Враг попытался снова перейти в наступление, но бе*зуспешно...»
Командир 6-й батареи 205-го гв. пушечного артполка 1-й гв. артдивизии коммунист ст. лейтенант Г. С. Сидоров остался на своем НП вместе с личным составом взвода управления.

В те*чение 3-х часов фашисты не могли преодолеть огненный барьер, который ставила перед атакующими батарея мощных 152-мм гаубиц-пушек. Шесть раз откатывались назад вражеские танки, метались среди разрывов и падали автоматчики. Наконец гит*леровцам удалось вплотную выйти к наблюдательному пункту. Танки открыли по нему огонь прямой наводкой. Командир ба*тареи организовал круговую оборону. С десятью разведчиками и связистами автоматным огнем и гранатами он уничтожил десятки гитлеровцев, подбил два танка. В седьмую атаку враг двинул 15 танков и батальон пехоты. С такой силой одна бата*рея, стоявшая на закрытой огневой позиции, не могла справить*ся. Тогда Сидоров связался по рации со штабом полка и выз*вал на себя огонь нескольких батарей. И эта атака сорвалась. Противник потерял три танка и до роты пехоты.

Получив разрешение на выход из окружения, гвардейцы про*рвались к стрелковым подразделениям, а затем вместе с ними при поддержке огня своей батареи контратаковали фашистов, отбросили их. Сидоров занял прежний наблюдательный пункт.
Звание Героя Советского Союза Г. С. Сидорову присвоено 8.9.1943 г.
К исходу дня противник, произведя перегруппировку своих войск, силой до полка пехоты при поддержке 18 танков вновь предпринял атаку в направлении Обыденки—Измайлово, Муравль, Соложенки и к 2.40 после ожесточенного боя овла*дел северной окраиной Обыденки—Измайлова, Муравлем, Соложенками.
К 24.00 передний край обороны 70-й А проходил на рубе*же: Самодуровка, западнее Соборовки 1 км, выс. 231.7 по овра*гам южнее Гнильца, отм. 236.7, отдельный дом юго-восточнее Дегтярного, по ручью Соложенки, Муравль, по юго-восточной и западной окраине Обыденки—Измайлова, <исключительно> Ру*дово и далее на запад по прежнему рубежу.
Итоги дня. За день боев противник углубился на стыке ар*мий на 8 км и в полосе обороны 280-й стрелковой дивизии — до 4 км. Противник продолжал наступление в направлении на Самодуровку, стремясь выйти на рубеж Кашара—Самодуров*ка. Встретив в направлении Бобрик—Никольское сопротивле*ние, оказываемое частями 132-й стрелковой дивизии и группой войск полковника Дроздова, дальше продвигаться не мог. Про*тивник, действуя в направлении Муравля, стремился перехва*тить шоссе Кромы—Фатеж.
На протяжении дня противник встречал повсюду возрастающее упорство и стойкость в обороне частей нашей армии. За два дня боев войска приобрели опыт, научились, бороться с новинками немецкой военной техники. Танкобоязнь отсутствовала. Массированные удары немецкой авиации с воздуха не мели морального воздействия и не причиняли того ущерба, на который они были рассчитаны. За день противник потерял на рубеже 70-й армии 1200 солдат и офицеров. Подбито и сожжено 18 танков, сбито 2 самолета. Наши потери: убитыми и ранеными 557 человек.
Артиллерия противника в течение дня выпустила до 8000 снарядов и 5000 мин; наша — 49 217 снарядов, 9915 мин.
По приказу командующего армией в соответствии с заранее разработанным планом обороны 162-я и 140-я стрелковые ди*визии в 20.00 6 июля 1943 г. выступили в новый район и сосре*доточились.
Два полка 140-й стрелковой дивизии к 2.00 7 июля 1943 г. вышли в район Самодуровка—Теплое. К 11.00 оставшийся полк вышел на рубеж: вые. 242.5, отм. 240.0, южные скаты вые. 272.9. 162-я стрелковая дивизия заняла оборону: Петроселки, Сергееевка, Ст. Головинка, Нов. Головинка.

Правое крыло обороны направления главного удара. Бои восточнее Ольховатки
Мы уже говорили, что 6 июля на стыке 70-й и 13-й армий, т. е. в общем направлении на Ольховатку, наступали 20-я и 2-я танковые и 6-я пехотная дивизии гитле*ровцев, а с обеих сторон Дружовецкого яра и в пойме р. Сновы, захватывая высоты восточного берега, 9-я танковая и 292-я пехотная дивизии.
Разбирая сражение на правом крыле обороны направления главного удара, мы прежде всего остановимся на боевых дей*ствиях с восточной стороны Ольховатки (Кашарского лога).
Вот что пишет командир 25-го гв. СП Н. А. Смирнов. «...В 4 часа (6 июля) после массированного налета артилле*рии наши части атаковали гитлеровцев. Завязались ожесточен*ные бои (имеется в виду контрнаступление советских войск). Скоро дыхание боя коснулось и нашего полка. Вражеские тан*ки мы встретили огнем орудий и противотанковых ружей, тан*ков и самоходок. Во второй половине дня противник ввел в бой свежую 9-ю танковую дивизию. Северные скаты высоты (со стороны Кашары) обороняла 8-я стрелковая рота гв. лейтенанта Г. А. Вальчука и отдельные подразделения 70-й гв. СД..»
То, что здесь оказались отдельные подразделения 70-й гв. СД, скорее всего, означает, что правый фланг 203-го гв. СП был потеснен 6 июля гитлеровцами и отступил восточной сто*роной Кашарского лога. Но возможно, что 207-й гв. СП своим правым флангом сед*лал Кашарский лог.

 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 21:45 | Сообщение # 17
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Продолжим воспоминания командира 25-го гв. СП, они ка*саются как раз этих боев.
«...Исключительную отвагу, презрение к смерти проявил в этом бою парторг 8-й роты старший сержант А. Г. Серебрянников.

Заменив погибшего командира, умело руководил взводам в бою...
Дорогой Читатель! В воспоминаниях ветеранов Северного фаса подвиг А. Г. Серебрянникова явно выделяется среди прочих.
Командир 25-го гв. СП, в котором он воевал, пишет, что под*виг совершен 6 июля на высоте, обращенной склоном к Кашаре, т. е. у Ольховатской траншеи. В словаре «Герои Советского Союза» говорится, что подвиг совершен 8 июля. Но это не так. Весь фактический ма*териал подтверждает Н. А. Смирнова. Бои у Ольховатской траншеи шли два дня, 6 и 7 июля. При*чем 7 июля в первой половине дня (скорее всего утром) рубеж обороны 3-го батальона 25-го гв. СП был прорван.
Наступали здесь гитлеровские войска, с одной стороны, при*шедшие на плечах отступавших подразделений правого фланга 203-го гв. СП, и с другой те, которые прорвали 6 июля рубеже Подсоборовка—х. Степь.
О Серебрянникове написано много. Мы приведем одну из статей, автором которой является Н. А. Алексеев. Мы не ста*нем сокращать и разбивать на части статью, в которой описы*вается два дня боев, надеясь, что она передаст дух реальной боевой обстановки 6 и 7 июля у Ольховатской траншеи.
Но при чтении следует учитывать сведения Н. А. Смирнова о том, что утром 6 июля вслед за захлебнувшимся контрна*ступлением советских войск, противник прорвал рубеж нашей обороны, образовавшийся к исходу дня 5 июля, и нанес мощ*ный удар по позициям советских войск.
« ...Парторг 8-й роты гвардии старший сер*жант Александр Георгиевич Серебрянников был уже на ногах, когда солнце еще не успело щедро разбросать свои золотис*тые лучи по земле.Утро 6 июля выдалось ясное. Вокруг было тихо, и в воздухе распространялся запах наливающейся ржи. Парторга интересовало все: как гвардейцы позавтракали, какое у них настроение. Он хотя и знал, что впереди, в двух километ*рах, правее разбитой Самодуровки, притаилось наше боевое ох*ранение, что оно оберегает от неожиданностей, но полностью соблюдал меры предосторожности. Не вылезая из траншеи, обошел расположение роты, проверил, как несут службу де*журные пулеметчики, и остановился у своего взвода.
В это время и обрушился на гвардейцев артиллерийский удар большой силы. Фашисты начали артподготовку к наступлению. Сразу же в воздухе повисли сотни гитлеровских стервятников с черными крестами. Они сбрасывали на головы оборонявшихся тысячи бомб. Все утонуло в дыму и пыли. Даже солнце казалось, спряталось за дымовую занавесь. Гвардии старший сержант увидел, как два «юнкерса», не выйдя из пике, врезались в землю. На месте их падения в небо взметнулись столбы черного дыма. «Хорошо работают зенитчики», - подумал Александр Георгиевич. Но когда узнал, что фашистских стервятников подбили из пулемета гвардейцы старший сержант И. Ф Махорин и ефрейтор И. А. Удальцов, то постарался сейчас ж рассказать об этом воинам роты.
— Вот как наши бьют гадов, бейте их так же метко!
Как только бушующий шквал огня перенесся в глубину нашей обороны, впереди показались фашистские танки и пехота. Их было много. Танки вели огонь сходу. Солдаты из боевого охранения своим огнем рассеяли часть пехоты и отошли такой был приказ. Теперь враг шел прямо на окопы гвардейцев. Когда фашисты приблизились на дальность действительного огня, воины пустили в ход все имеющееся оружие. Заговорили одноголосо пулеметы, затрещали автоматы, захлопали винтовки.

Скошенные меткими очередями, падали фашистски солдаты. Перед позициями гвардейцев уже валялись десяток трупов захватчиков, запылали два танка, подбитые артиллеристами, орудия которых находились на прямой наводке. Потеряв много живой силы, фашисты вынуждены были отступить.
— Легко отбили первую атаку гитлеровцев,— сказал Серебрянников.— Но теперь-то мы обнаружены - только держись.И парторг не ошибся. На этот раз снаряды, мины рвались перед бруствером, а иные и в траншеях. Появились первые по*тери. От солдата к солдату и до Серебрянникова донеслись слова:
— Лейтенанта убили!
Вдали показалась новая волна атакующей цепи, идущей за танками, которых было не перечесть. Прикрываемые брониро*ванными машинами, фашистские солдаты шли во весь рост. Хмельные, они орали что-то и строчили из автоматов. У гвардейцев, даже оставшихся без командира, не было па*ники. Сквозь треск автоматных очередей они услышали слова парторга:
— Слушай мою команду. Огонь открывать только по сиг*налу!
И когда, наконец, команда была подана, гвардейцы всю свою огневую мощь обрушили на ненавистного врага. В ход пошли гранаты, и гитлеровцы снова отступили.
На второй день по траншее разнеслась весть о подвиге ко*мандира 45-миллиметрового орудия гвардии сержанта С. А. Самойленко. Находясь на прямой наводке, он со своим оруди*ем один из первых принял вражеский удар. В единоборстве с «тиграми» артиллеристы выстояли более суток и сожгли че*тыре вражеских танка. Однако один из «тигров» засек орудие и дал несколько выстрелов в упор. Снаряд разорвался на огне*вой позиции, вывел из строя весь расчет и тяжело ранил его командира гвардии сержанта С. А Самойленко. Гитлеровцы решили добить орудие и направили на него свой танк, чтобы раздавить храбрецов. Видя это, гвардии сержант собрал по*следние силы, подполз к орудию, зарядил его и выстрелил по стальной фашистской громадине. Метко посланный снаряд про*дырявил танк. Двигаясь по инерции, танк дополз до орудия и раздавил его вместе с раненым сержантом. Но не спасся и вражеский экипаж: он взорвался вместе с танком. Услышав о подвиге артиллериста, дорого отдавшего свою жизнь, парторг рассказал о нем своей роте и призвал гвардейцев сражаться так же храбро, как и артиллеристы расчета гвардии сержанта Самойленко. Несмотря на большие потери, враг продолжал атаковать наши позиции. Фашисты вплотную приблизились к первой траншее. Надо было что-то срочно предпринять. И, оставив за себя од*ного из сержантов, Серебрянников поспешил на левый фланг. Почти бегом приближаясь к ставшему опасным участку обо*роны, он увидел, что фашисты не только ворвались в траншею, но и подтягивают сюда силы, видимо, для закрепления успеха и дальнейшего наступления.
— Ворвались гады,— выдавил сквозь зубы парторг,— надо немедленно выбить их оттуда.
В сложной обстановке боя контратаку нужно совершать быстро, без особой подготовки, а зачастую приходится бро*саться на врага сходу, чтобы не дать ему опомниться. Сумеешь увлечь за собой солдат, поднять их наперекор смерти и вместе дружно броситься на захватчиков — одержишь победу. Серебрянников не сомневался, что оставшиеся в строю ком*мунисты и все бойцы, как один, поднимутся за ним, пойдут даже на смерть. А как вот те, которые накануне прибыли в роту с пополнением? Правда, за два дня жесточайшего боя из них тоже никто не струсил, не покинул своего места, а грудью встретил небывалой силы удар врага. Значит, и дальше будут драться, пойдут. Эти мысли тревожили Серебрянникова всего каких-то не*сколько секунд. Парторг выскочил из траншеи, приподнял над головой автомат и, крикнув: «За Родину, вперед!», бросился туда, где пытались закрепиться фашисты. Не оглядываясь, по раздавшемуся дружному «ура» он по*нял, что все бойцы, бывшие сзади него, устремились на врага. Гитлеровцы, видимо, не ждали столь дерзкой контратаки, за*мешкались, однако не струсили, а стремясь не подпустить к себе гвардейцев, открыли частый огонь из автоматов и винто*вок. Но остановить это наших бойцов уже не могло. Они стол*кнулись с гитлеровцами, били их прикладами, штыками, рас*стреливали в упор из автоматов. Серебрянников лицом к лицу столкнулся с одним из фаши*стских вояк. Откормленный баварец ничуть не уступал ни рос*том, ни силой уральцу. Но увидев его лицо, попятился и бро*сился бежать. Одним прыжком догнал парторг фашиста и с размаху ударил прикладом по голове. Гитлеровец даже не ох*нул. Еще пять фашистских солдат в этой рукопашной схватке уничтожил гвардии старший сержант. По нескольку фашистов уничтожили остальные гвардейцы. Храбро вели себя и нович*ки. Контратака увенчалась успехом, положение было восстановлено, траншея очищена от врага. В горячке боя парторг со*всем не обратил внимания, как что-то стукнуло его в плечо, обожгло. Только теперь, когда солдаты начали закрепляться, Серебрянников понял, что он ранен. Пока ему делали перевяз*ку, рукав гимнастерки намок, заалел.
— Вам надо быстрее в санроту,— сказал кто-то.
— Не до этого,— ответил парторг.— Скоро фашисты спох*ватятся. Тогда будет еще жарче. Удержимся, отобьем атаку, тогда и перевяжемся.
 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 21:46 | Сообщение # 18
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Парторг будто в воду глядел, предвидя новую атаку фашис*тов. Обозленные неудачей, они открыли по горстке храбрецов яростный артиллерийский огонь. Сразу же после артналета гит*леровская пехота снова атаковала роту. Вначале фашисты шли цепью, затем, по мере приближения, начали передвигаться пере*бежками и даже ползком, накапливаясь для броска в воронках от авиабомб и снарядов.
— Рус, сдавайся! — кричали фашисты.
— Ах ты, гад, еще предлагаешь сдаваться! Для чистокровных арийцев не жаль карманной артиллерии,— сказал парторг. К автоматным очередям, треску винтовок добавились раз*рывы десятков гранат, брошенных гвардейцами. Гитлеровцы не выдержали, попятились назад.
«Ну, а как же опять на фланге? Держатся ли соседи, не придется ли еще раз пойти им на выручку?» — подумал Се*ребрянников.
Не случайно за них тревожился гвардии старший сержант. По приближающейся стрельбе он догадывался, что фашист*ской пехоте опять удалось потеснить соседа. Если оставить так, то гитлеровцы подбросят новые силы, закрепятся, тут же и начнут расширяться по сторонам, прорвутся вглубь обороны. Допустить этого нельзя. Надо немедленно отбросить фашис*тов. А Серебрянников второй раз уже ранен. Но его руки еще могут держать оружие, и есть воля вести за собой отважных гвардейцев. Он опять первым бросается в контратаку, и за ним неудержимо устремляются вперед солдаты. Действуя штыком, гранатой, прикладом, каждый из них уничтожает гитлеровцев.
— Эх, немного бы еще нам пополнения, ведь нас все меньше и меньше,— произнес кто-то из гвардейцев.
— Придет время — будет пополнение,— сказал Серебрян*ников,— а сейчас надо держаться своими силами. Но легко сказать — держаться. Фашисты наседают, рвутся вглубь. И пока у них имеется возможность, они будут продол*жать атаки. Не успели очистить траншею слева, захваченную гитлеровцами, как они снова ворвались в расположение роты справа, берут в полукольцо траншею. Собрав последние силы, парторг вновь поднял отважных то*варищей в контратаку и повел их на врага.

«Идут, все поднялись, значит, цели достигнем»,— подумал Серебрянников, но, сраженный третьей пулей, упал. Он тут же попытался приподняться, а сил нет. Земля будто валилась на бок, небо померкло, в глазах стало темно. Услышав, что крик «Ура» не утихает, парторг на миг приподнял голову и с радос*тью увидел бегущих на врага солдат своей роты. Их было немного, всего десятка два-три. Однако это была сила, сила не*удержимая.И враг снова был отброшен.
...Гвардейцы прочно стояли на своих позициях. Силы от*важных советских воинов утроились. Казалось, что курскую землю обагрила горячая кровь парторга и вселила в каждого воина богатырскую силу, решимость любой ценой одолеть врага. Память о парторге Серебрянникове вдохновляла воинов на*шего прославленного 25-го гвардейского стрелкового полка и в те дни, когда мы перешли в наступление, освобождали землю братской Украины, несли свободу порабощенным народам Ев*ропы. Имя гвардии старшего сержанта Александра Георгиеви*ча Серебрянникова, парторга роты, которому Указом Президи*ума Верховного Совета СССР от 27 августа 1943 года посмер*тно присвоено звание Героя Советского Союза, навсегда вошло в боевую историю части».
На рубеже Ольховатской траншеи (восточнее Кашарского лога) 6 июля был совершен еще один подвиг — артиллериста*ми 3-й батареи 729-го зенитно-артиллерийского дивизиона 16-го танкового корпуса.
Героизм и воинское мастерство при отраже*нии танкового удара противника проявил расчет 85-мм зенит*ного орудия комсомольца сержанта Петра Панова из 729-го зенитно-артиллерийского дивизиона.

Сначала расчет успешно отбивал массированные налеты авиации врага. А с появлением фашистских танков сибиряк Панов прикинул расстояние до вражеских машин и скомандовал: «Орудие в горизонтальное положение! К бою!» Расчет сноровисто и быстро выполнил команду. С первого же выстрела вспыхнул передний «тигр». Команды «Заряжай!», «Огонь!» следовали неторопливо и ме*тодично. В этом бою отважный расчет уничтожил 11 вражеских тан*ков, из них — 5 «тигров».

Весть о мастерстве и героизме расчета быстро облетела все части корпуса. В тот же день комсомолец Панов был принят кандидатом в члены партии. Вечером возле орудия была вруче*на отважному воину кандидатская карточка. Позже сержанту П. Я. Панову и наводчику рядовому С. М. Фадееву

было присвоено звание Героя Советского Союза, а ос*тальные воины расчета награждены орденами.
Дополняя сведения о Панове и Фадееве из других источников, мы одновременно шире и глуб*же разворачиваем панораму боев у Ольховатской траншеи. Из статьи о Панове
«...Около 100 немецких танков и среди них несколько десят*ков «тигров» при поддержке пехоты, артиллерии и авиации двинулись на боевые позиции советских воинов, обрушив лави*ну огня и бомб. Земля задрожала в округе от разрывов, небо окуталось черным дымом. Но артиллеристы оставались спо*койными, решив подпустить врага поближе и бить его только наверняка; из-за дыма и пыли трудно было рассмотреть не*мецкие танки и уж тем более точно прицелиться по ним...» Из статьи о Фадееве
«...Их время наступит завтра, 6 июля, когда начнут развора*чиваться основные боевые действия в районе с. Ольховатка Поныровского района Курской области...
...Фашистские стервятники с воем резко взмыли вверх и ра*створились в знойном небе, затянутом пылью от взрывов бомб и дымом пожарищ.
И тотчас стал различим все нарастающий грохот и лязг гу*сениц немецких танковых армад, вырвавшихся на равнину из-за дальних холмов. Ведя на ходу огонь, они уверенно шли на позиции артиллеристов, готовые все уничтожить, смять, стереть в прах. Их было так много, что Сергей, начав было считать, быстро сбился и бросил это занятие. Напряжение первых ми*нут боя уже прошло, и бывший моряк вдруг почувствовал облегчение. Он спокойно выбрал танк, по которому приготовился стрелять, проверил установку прицела и как только последова*ла команда, произвел выстрел. Снаряд точно попал в цель. Сер*гей увидел, как остановился подбитый танк, и вокруг него за*бегали, засуетились гитлеровцы. На сердце стало как-то ра*достнее — первый уничтоженный танк. Но все ближе и ближе к позиции подходили бронированные, похожие на странных черепах, машины с черно-желтыми крес*тами на приземистых бортах. «Тигры»,— сказал кто-то из ба*тарейцев. Орудийный расчет (Фадеева) продолжал вести огонь, стараясь поразить танк в борт или гусеницу. Вот от очередного попадания взорвался боеприпас в «тигре». Взрыв был настоль*ко силен, что даже башня слетела и уткнулась в землю стволом, торча, словно гриб на тонкой ножке. От попадания в бензобак другой машины взметнулся в небо огромный огненный шар, сверкая так ярко, что наши артиллеристы вынуждены были прижаться к земле. И это спасло им жизнь, так как почти в то же мгновение вражеский снаряд разорвался в ровике для бо*еприпасов, находившемся в нескольких метрах за орудием.
Обернувшись на взрыв, Сергей увидел, что одна из немецких громадин медленно приближалась к огневой позиции соседне*го орудия. Расчет быстро занял свои места и развернул ору*дие. Сергей произвел прицельный выстрел, и фашистский танк остановился как раз в тот момент, когда он уже начал взби*раться на бруствер. Бой продолжался... День начал клониться к закату. Никто уже не знал, какой по счету авиационный удар наносился по дивизиону, какая атака отбита артиллеристами в этот раз. По*луоглохшие от собственной стрельбы и частых вражеских раз*рывов в районе огневой позиции, уставшие от напряжения дли*тельного боя, отважные советские артиллеристы почти механи*чески выполняли свои обязанности, забыв обо всем на свете...»
 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 22:04 | Сообщение # 19
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Бои южнее Кургана, в районе ольховатско-поныровской межи

Мы рассмотрели бои за Ольховатку. А теперь давайте сместимся несколько правее, к ольховатско-поныровской меже южнее Кургана. Для этого обратимся к воспоминаниям артиллериста 10-го гв. СП 6-й гв. СД Г. А. Черпакова.
« ...Рано утром 6 июля наступил черед... 10-му гв. стрелковому полку отражать упорные атаки превосходя*щих сил противника, наступавшего из Соборовки...После того, как батарея заняла боевой порядок и расчеты отрыли окопы, перед нашим орудием в 200—300 м в густой ржи выбрало себе позиции подразделение реактивной артил*лерии. В отличие от «катюш» эти установки солдаты называли «андрюшами» (т. е. с реактивными снарядами М-30 и М-31).

Небольшая лощина, лежащая впереди, хорошо скрывала бо*евой порядок гвардейских минометчиков, но их позиция связы*вала действия нашего орудия, закрывая сектор обстрела на Соборовку. К середине дня разгорелся жаркий бой. От Соборовки и восточнее по рубежу наступали цепи гитлеровцев, поддержан*ные большим количеством танков и авиации. Тяжелых и сред*них танков мы насчитывали до сотни. Вражеская авиация не*прерывно бомбила наш рубеж обороны, а из глубины располо*жения противника нас обстреливала артиллерия.От разрывов авиабомб, снарядов, мин местность покрылась тысячами воронок. Горели окрестные села. Густые облака дыма и пыли заволакивали горизонт.
Атаки гитлеровцев следовали одна за другой. После пятой атаки группа до 40 танков с пехотой прорвалась на северную окраину Подсоборовки (имеется в виду Курган). Расчеты ору*дий 2-го взвода и батареи артполка, расположенные там же, с короткой дистанции открыли огонь по фашистским танкам, а они, развернув башни и стреляя на ходу, обрушили на наши пушки шквал огня... Началась новая, не знаю какая по счету, атака. С шипением и характерным резким звуком, оставляя за собой огненные трассы, полетели на врага снаряды «андрюш». В боевых порядках наступающей вражеской пехоты и танков — сотни одновре*менных взрывов. Новые факелы загоревшихся танков... Ожес*точенный бой не прекращался до захода солнца. Вводя свежие подразделения, ценою больших потерь, гитле*ровскому командованию удалось к вечеру потеснить левофланговый батальон нашего полка, овладеть Подсоборовкой (т. е. Курганом) и рощей южнее ее.
С наступлением темноты я получил приказ командира бата*реи занять новую огневую позицию западнее деревни Снава, у дороги, ведущей на 2-е Поныри (эта дорога проходит примерно пятью километрами севернее большака Ольховатка — 2-е По*ныри и ведет к южной окраине Снавы).
По опушке мелкого кустарника за небольшим оврагом рас*полагались стрелковые подразделения нашего полка. Личный состав артбатарей готовил позиции для стрельбы прямой на*водкой. Полковые саперы минировали подступы к окопам. Стрелковые и артиллерийские подразделения по соседству с нами отрывали окопы, ходы сообщения, готовясь к бою.
Вдоль нашего оборонительного рубежа зарывались в землю подходившие подразделения пехоты, артиллерии и танков...»

Правое крыло обороны направления главного удара. Бои с западной стороны .Дружовецкого яра
Мы уже знаем, что 5 июля на рубеже х. Степь—х. Ржавец образовался в советской обороне клино*образный прорыв глубиной до 2 км, захватывая острием северную часть Снавы с. 2-е Поныри и рощи восточнее верхо*вья Дружовецкого яра (и Снавы). Утром 6 июля советские вой*ска во время контрнаступления пытались ликвидировать этот прорыв. К западу от Дружовецкого яра наступали два батальо*на 75-й гв. СД и 164-я ТБр, к востоку от этого яра — два батальона 4-го гв. СП 6-й гв. СД и 107-я ТБр.
Но сосредоточенные в районе этого прорыва немецкие вой*ска, «свежая» 9-я ТД и 292-я ПД, отразив наступающие совет*ские войска, сами перешли в наступление.
Р. В. Мазуркевич пишет, что 6 июля отличились у х. Степь артиллеристы 34-го АП 6-й гв. СД Н. П. Бойко и Д. П. Бурцев. В жесточайших боях, развернувшихся 6 июля на этом рубеже, вновь отличился И. И. Борисюк (запад*нее северной окраины Снавы).

Командир взвода 45-мм пушек 676-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии И. И. Борисюк 6 июля у д. Снава, действуя в боевых порядках стрелковых подразделе*ний принял участие в отражении атаки 100 вражеских танков. С расстояния 100—150 м его взвод уничтожил 11 машин, 6 из них подбил лично.
Звание Героя Советского Союза присвоено 7.08.43 г.
Если вы посмотрите на географическую дорожную карту Курской области (см схему пост 2), то увидите у верховья Дружовецкого яра х. Дружовец, южнее — Снаву и Битюг у устья яра.
С западной стороны Дружовецкого яра к северной части Битюга прилегает небольшой лог (200—300 м) — Гороховый, построенные здесь несколько домов местные жители называ*ют Гороховым хутором. Именно здесь, в поле недалеко от это*го хутора, совершил свой подвиг расчет 84-го гв. противотанкового дивизиона под командованием А. И. Петрова.
Т. о., если 5 июля 75-я гв. СД находилась впереди основных подразделений 10-го гв. СП, то 6 июля рубеж обороны 75-й гв. СД был в тылу 10-го гв. СП, т. е. на передовой оказались све*жие, еще не участвовавшие в бою, подразделения 10-го гв. СП 6-й гв. СД.
О том, что левый фланг 241-го гв. СП находился у вые. 257, пишет ветеран М. Ф. Згода
« ...Расчет орудия 84-го гв. истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона, которым коман*довал гвардии младший сержант А. И. Петров,
находился в бо*евых порядках 75-й гв. СД. Видя, что гитлеровцы не подтягива*ют свои «тигры» к нашему переднему краю, а ведут огонь по боевым порядкам с дальних дистанций, Петров принял дерзкое решение — выдвинуть орудие за передний край.

Расчет на ру*ках покатил пушку навстречу врагу. Немцы открыли по нему огонь, но горстка смельчаков уверенно продолжала выдвигать орудие. С расстояния 100 метров расчет открыл огонь. На пушку двинулось пять средних танков, но уже первыми выстрелами Петров лично поджег два, а остальные повернули назад. Спустя некоторое время фашисты бросили против пушки три танка « тигр ».
— Стоять насмерть! Гвардейцы! — крикнул командир и подкалиберными снарядами подбил еще два вражеских танка, только третьему «тигру» удалось пробиться к расчету отважных артиллеристов. В неравном бою они все погибли.


Все три героя А. И. Петров, П. П. Волков, М. М. Чепрасов удостоены звания Героя Советского Союза...»
Вернемся к воспоминаниям командира 25-го гв. СП 6-й гв. СД Н. А. Смирнова.
« ...На правом фланге обороны (25-го гв.) полка к исходу дня (6 июля) враг вклинился в районе населенного пун*кта Битюга. Подвижная группа в составе 4-й стрелковой роты <командир старший лейтенант Роман> и роты автоматчиков <командир гвардии старший лейтенант Г. М. Шевченко, маневрируя в зарослях и между домами села, контратаковала гитлеровцев и выбила их из северной окраины Битюга. Перед фронтом 1-го батальона (25-го гв. СП) противник потеснил боевое охранение на безымянной высоте севернее Битюгского оврага, но переднего края нашей обороны ему прорвать не удалось...»
Т. о., рубеж обороны советских войск к исходу 6 июля за*паднее Дружовецкого яра придвинулся к Битюгскому оврагу. Т. е. гитлеровцы захватили, как минимум, половину Битюга с. 2-е Поныри.

 
osh92Дата: Понедельник, 07.07.2008, 22:07 | Сообщение # 20
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Правое крыло обороны направления главного удара. Бои восточнее Дружовецкого яра
Утром 6 июля с восточной стороны Дружовецкого яра сло*жилось нелегкое положение. Утром во время контрнаступления на 107-ю ТБр обрушился удар окопавшихся «тигров» и «фердинандов», в результате чего 46 советских танков было подбито и уничтожено. Хотя «тигры» и «фердинанды» не было нужды окапывать, так как убойная сила их орудий была в два раза больше, чем у совет*ских танков. И прав, скорее, П. М. Макулин, который пишет, что из рощи восточнее Снавы с. 2-е Поныри вышло более ста «пан*тер» и «фердинандов»!
Мы знаем, что оставшиеся без танкового прикрытия два ба*тальона 4-го гв. СП, в беспорядке стали отступать. Им в помощь были брошены некоторые подразделения 25-го гв. СП, занимавшие позиции западнее 4-го гв. СП. Гитле*ровцы были остановлены.
Если вы будете ехать со станции Поныри в Ольховатку, то пересечете яр р. Сновы и подниметесь по поло*гому западному берегу до перекрестка с «Катиным» шляхом. Справа от дороги (к северу), между с. 1-е Поныри и Красной рощей — пологое ровное поле. Слева — между р. Сновой и ул. Большак сра. 2-е Поныри про*должается то же самое поле, удобное для движения танков. Это поле между правым (западным) берегом р. Сновы и ул. Большак с. 2-е Поныри тянется до устья Битюгского. оврага. Напротив этого поля, с восточной стороны р. Сновы — устье Карпуневского (Романова или Романина) лога. На крутом восточном берегу р. Сновы, 50-ю метрами южнее церкви с. 2-е Поныри, в ложбинке, занимал позицию расчет, в котором служил М. С. Фомин.

Однополчане М. С. Фомина указали место на*хождения расчета во время боя (6 июля)
С этого места удобно было стрелять по бортам немецких танков, двигающихся напротив по полю, на другом берегу р. Сно*вы, к устью Битюгского оврага, т. е. в тыл 6-й гв. СД и, следова*тельно, в тыл второй полосы обороны советских войск на на*правлении главного удара.
Ветераны М. К. Секирин, И. М. Белкин, В. М. Дорошенко пишут, что этот подвиг совершен 6 июля, но не знают точного местонахождения полка.
М.К. Секирин «...Накануне битвы М. С. Фомин писал домой матери: «Изо дня на день я жду, когда кончится затишье... Скоро, а может быть сейчас, мы будем бить врага». Предчув*ствие не обмануло воина. Затишье кончилась и ему пришлось участвовать в ожесточенном бою.
После очередной атаки фашистов М. С. Фомин заменил раненного командира орудия и стал корректировать огонь. Один за другим вспыхивали танки врага. Но падали, сраженные осколками, и бойцы расчета. К орудию бросился Фомин. Прогремел выстрел — и седьмой танк, объятый пламенем, остановился...»
Вскоре мать Фомина получила из Москвы пакет с грамотой Героя Советского Союза. «Уважаемая, Мария Семеновна,— писал Калинин,— посылаю Вам грамоту Президиума Верхов*ного Совета для хранения, как память о сыне-герое, подвиг ко*торого никогда не забудется нашим народом».
В бою М. С. Фомин был тяжело ранен и умер в госпитале. Похоронен в с. Нижнесмородино.
Звание Героя Советского Союза присвоено 7 августа 1943года
6 июля основные боевые действия на Се*верном фасе велись в двух местах: с обеих сторон оси Ольховатка—Кашара (севернее, северо-западнее и северо-восточнее верховья Ольховатки) и с обеих сторон Дружовецкого яра, где немецко-фашистские войска пытались увеличить прорыв, сде*ланный 5 июля.

ЛЕВОЕ КРЫЛО ОБОРОНЫ НАПРАВЛЕНИЯ ГЛ. УДАРА.
Выдвижение 140-й стр. дивизии 70-й армии на вторую полосу обороны (6, в ночь с 6 на 7 и 7 июля 1943 г.)
6 июля стало совершенно очевидно, что 70-я гв. СД не смо*жет удержать гитлеровцев, и тогда сюда на стык 70-й и 13-й армий западнее оси Ольховатка—Кашара—Курган для прикры*тия рубежа левого крыла обороны направления гл. удара была переброшена 140-я СД 70-й армии.
Новая задача 140-й СД совместно с 3-й ИПТАБр и 19-ым ТК прочно оборонять р-н: Ольховатка, Кашара, Самодуровка, Молотычи, не допуская немцев в южном направлении. В 17.00 6 июля 140-я СД уже была на марше в Самодуровку.
140-я СД в ночь с 6 на 7 и 7 июля заняла территорию основных будущих боев Северного фаса: с севера на юг — от рубежа Самодуровка—Кашара до дороги Ольховатка—Становое; с востока на запад — от Кашарского лога, продолженного яром р. Брусовец, до Ольховатско-Молотычев*ских высот.

В НОЧЬ С 6 НА 7 ИЮЛЯ 1943 ГОДА

На левом крыле обороны направления главного удара, на Тех же рубежах, что и 140-я СД, находились следующие воин*ские соединения и подразделения 13-й А
7 июля вся 70-я гв. стр. дивизия находилась, примерно, на позициях своего второго эшелона, т. е. 207-го гв. СП. Севернее Ольховатки были выдвинуты: два легких артполка 46-й пушечной бригады, в 16-я гв. минбригада , дватв. минполка (РС), здесь же находилась 24-я пушечная артбригада. На рубеже Кашарской траншеи продолжала оставаться 15-я МсБр со своей артиллерией.
Со стороны 70-й армии в этом районе, кроме 140-й СД, нах дилась 3-я ИПТАБр (от верховья Ольховатки до рубежа С модуровка-Кашара).
У Молотычевских холмов была сосредоточена 1-я гв. артд визия прорыва, в количестве восьми полков, у Ольховатск Молотычевских высот — 19-й ТК (танковый корпус)
Это далеко не полный перечень войск, находившихся на направлении главного удара. Однако, наше командование все еще верило, что немцы повернут от Ольховатки на МЖД или на симферопольскую трассу.
В ночь с 6 на 7 июля в тылу 6-й гв. СД от Ольховатки до высот восточного берега р. Сновы заняли рубеж обороны стр. полки 75-й гв. СД.
В боях 6 июля выявилось, что гитлеровцы ведут наиболее активное наступление на флангах 6-й гв. СД. Об усилении левого фланга, у Ольховатки, сведений нет. Очевидно, что часть артиллерийских и гв. минометных подразделений, указанных ранее ветеранами в книге «Через всю войну», была размеще*на здесь. В ночь с 6 на 7 июля командир 6-й гв. СД направил на усиление только 25-го гв. СП — три дивизиона реактивных минометов, минометный полк, полк самоходных орудий.
Г. А. Колтунов, Б. Г. Соловьев « ...В ночь на 7 июля саперные подразделения с помощью стрелковых частей на минировали участки, где ожидалось наступление гитлеров*цев. С правого фланга (13-й) армии были сняты 43-й и 58-й танковые полки, занявшие огневые позиции в боевых поряд*ках первых эшелонов стр. войск (имеется в виду рубеж обо*роны 6-й гв. СД)...»

 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:21 | Сообщение # 21
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
7 ИЮЛЯ.
7 июля 1943 г. на Северном фасе Курской дуги основные бои велись за Ольховатку и Поныри.
Так же, как и 6 июля, на стыке 70-й и 13-й армий, 2-я и 20-я танковые дивизии гитлеровцев вели наступление с обеих сторон Ольховатки, на Самодуровку и Гнилец.
И. И. Маркин «...С утра 7 июля гитлеровское командование вводит в сражение свежую 18-ю танковую диви*зию <в составе 16 тыс. солдат и офицеров и 209 танков и самоходных орудий> и подтягивает к полю боя 4-ю танковую дивизию, продолжая южнее Орла держать в готовности 12-ю танковую, 10-ю и 36-ю моторизованные дивизии...»

Так же, как и 6 июля, в центре,— на Гнилец наступала 31-я ПД, с обеих сторон Ольховатки 6-я ПД, но 292-я ПД, прорвав шись по яру р. Сновы до с. 2-е Поныри (до дороги Поныри-Ольховатка), оказалась западнее ст. Поныри, и направила удар части своих подразделений, конечно же, поддержанных 9-й ТД, в направлении ст. Поныри.
С северо-запада, задержанная у второй полосы обороны 307-й СД, наступала на Поныри 86-я ПД, а с северо-восток.1 — 78-я ПД.
На правом фланге центральной группировки гитлеровски \ войск продолжали наступать 7-я ПД и 258-я ПД, на левом фланге — 216 ПД и 383 ПД.
И. И. Маркин « ...При этом танковые дивизии были сосредоточены на еще более узких участках фронта и нацелены для ударов в двух направлениях: 18-я и 9-я танко вые дивизии западнее железной дороги на Ольховатку, а 2-я и 20-я танковые дивизии — на Самодуровку, Молотычи.»
Н. И. Мурзаев «...Однако гитлеровцы вместо перехода в решительное наступление главными силами на ольховатском направлении нанесли удар на юго-восток — на Поныри, с целью отвлечения внимания советского командования от направления главного удара...»
Нет правил без исключения. Гитлеровское командование, запланировав бросить свежие части 18-й ТД утром 7 июля на Ольховатку, использовало их на самом деле утром на поныровском направлении. Это сбивает многих советских историков, которые пишут, что 7 июля утром немецкое командование перебросило часть своих войск от Ольховатки к Понырям. Это вообщем-то неверно.
Как мы уже говорили, 2-я, 20-я танковые дивизии гитлеровцев остались на своих позициях, 18-я ТД была использована полностью на поныровском направлении. 9-я ТД, продолжая наступать на прежнем рубеже, частью своих сил нанесла удар в направлении ст. Поныри.

Левое крыло обороны направления главного удара. Бои на рубеже 13-й армии
Рано утром 7 июля Горловина Самодуровка—Кашара не была занята советскими рисками (в крайнем случае этих войск здесь было очень мало). Только на рубеже Кашарской траншеи в р-не танкоопасной высоты 238.1 находились подразделения 15-й мотострелковой Бригады. Утром 7 июля на левом крыле обороны направления главного удара с группировкой немецких войск, двигавшейся к верховью Ольховатки, они первыми вступили в бой.
Обратимся к книге, посвященной 40-летию победы в ВОВ. «...7 июля командир батареи 2-го мотострелкового батальона 15-й мотострелковой бригады 16-го танковoro корпуса был ранен. Командование батареей принял кандидат в члены партии лейтенант Г. Н. Кошкаров. Батарея, состоящая из трех орудий 45-мм пушек, прямой наводкой сожгла и подбила 20 вражеских танков. В течение 3 дней на участке около 3 километров противник бросал в атаку целые лавины танков, количество которых доходило до 150.

Под прикрытием 100 самолетов враг каждый день по пять-шесть раз предпринимал атаки на батарею лейтенанта Кошкарова.

При очередной атаке противника был выведен из строя расчет одного из трех орудий. Лейтенант Кошкаров сам встал к пушке и прямыми выстрелами из нее уничтожил два вражеских танка. Враг откатился назад. Во время бомбежки храбрый командир выл смертельно ранен. В последние минуты жизни он сказал: «Передайте моим родным, что я все отдал для защиты Родины, дрался с врагом, как подобает коммунисту... »
За этот подвиг лейтенанту Г. Н. Кошкарову 15 января 1944 г. было присвоено звание Героя Советского Союза.
На рубеже Кашарской траншеи советские войска оборонялись 6, 7 и 8 июля. Кошкаров погиб на второй день обороны, т. е. 7 июля 1943 г. Следующий рубеж обороны на пути следования гитлеровцем! занимала 70-я гв. СД, т. е. 205-й и 207-й гвардейские стр. полки.
7 июля противник атаковал 17-й гв. стрелковый корпус силами 9-й и 2-й танковых дивизий <в общей сложности до 300 танков> и 6-й пехотной дивизии при поддержке большого количества артиллерии и минометов. Стойко сражались воины 205-го гв. стрелкового полка под командованием гв. подполковника Ф. И. Поченюка.

Под прикрытием мощных ударов с воздуха, 80 танков и до двух батальонов пехоты противника атаковали позиции полка. Обстановка накалялась с каждым часом. В этот день гвардейцы проявили массовый героизм и несгибаемую стойкость...
Е.С. Венков « ...Взвод противника атаковал пулеметный расчет комсомольца гвардии младшего сержанта М. Е. Малышевича. Впереди, выкрикивая команды, бежал офицер. Корот*кая очередь — и несколько гитлеровцев упали. Когда фашисты вновь поднялись в атаку, отважный пулеметчик подпустил их на 80-100 м и сразил метким огнем.
Прорвавшиеся вражеские танки в глубине обороны были встречены огнем артиллеристов 2-го дивизиона 137-го гвардейского артиллерийского полка. Командир дивизиона гвардии майор С. И. Романюк сам встал на место раненного наводчика и точным огнем уничтожил пять вралсеских танков. В командование дивизионом вступил его заместитель гвардии ка*питан Г. Т. Мещеряков, и батареи продолжали вести огонь.
Потеряв до половины машин, гитлеровцы, отстреливаясь, начали отходить. Пример показал заместитель по политчасти командира 3-го батальона 205-го полка гвардии капитан А. В. Егорихин. Он подорвал ближайший к нему танк противотанковой гранатой. Бойцы его батальона подбили еще шесть танков.
Мужественно отражал натиск врага и личный состав 207-го гвардейского полка. Командир стрелкового взвода гвардии младший лейтенант А. И. Савельев умело руководил взводом, а также лично разил врага из автомата. Когда автомат был поврежден, он стал вести огонь из ручного пулемета, расчет которого погиб. К концу дня перед позицией взвода осталось несколько десятков трупов вражеских солдат и офицеров. За этот подвиг А. И. Савельев был награжден орденом Ленина.

 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:22 | Сообщение # 22
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Отличился в бою и наводчик 45-мм орудия 2-го батальона комсомолец гвардии ефрейтор К. Ф. Бисеров.

Во время обстрела вражеской артиллерии и бомбежки он находился у сво*его орудия на скате небольшой высоты. Вблизи проходила дорога, по которой оясидалось движение танков противника. Едва закончились обстрел и бомбежка, в пыли и дыму Бисеров увидел движущиеся по дороге танки. По ним открыла огонь ар*тиллерия с закрытых огневых позиций. Но танки проскочили зону заградительного огня и шли по дороге, подставив свои борта под огонь орудия.
Наводчик быстро подвел перекрестие панорамы под основа*ние ближайшей к нему машины и нажал на спуск. Танк заго*релся. За ним запылал второй. Еще несколько выстрелов — и задымил третий...
...Вражеские танкисты обнаружили орудие и открыли по нему огонь. Кругом рвались снаряды. Из всего расчета чудом уцелел лишь Бисеров, а пушка не прекращала огонь. Ефрейтор успевал заряжать, наводить и бить по танкам. Уже девять вражеских машин пылало на поле боя. Гитлеровцам наконец уда*лось разбить орудие. Бисеров взял винтовку и вместе с пехо*тинцами продолжал уничтожать врага.
Под натиском превосходящих сил противника к исходу дня 207-й гвардейский стрелковый полк отошел и закрепился юго-западнее села Кашара, левее него — 205-й полк..».
А теперь вернемся к воспоминаниям А. Г. Логачева.
«..Утро 7 июля началось бомбежкой позиций нашей мино*метной роты. Сначала прилетели три самолета. Первые три за*хода они кидали бомбы, а следующие три — стреляли по на*шим окопам из пулеметов. Шли на такой дистанции, что полу*чался замкнутый круг, в котором один самолет постоянно вхо*дил в пике, когда предыдущий выходил из него. После шести заходов звено сменялось другим, не нарушая ритма. Так они кружили над нами до вечера с получасовым перерывом на обед. Кидали бомбы и стреляли из пулеметов прицельно, по каждо*му конкретному окопу. Но цель была мала и бомбы чаще всего падали рядом с окопами, оглушая взрывами, расшатывая грунт в стенках окопов, и поднимали вверх столбы земли со щебнем. В этот день нас снова атаковали танки и пехота противника. Танки по-прежнему поворачивали в обход нашей ложбины. Как и в первый день боя, минометы все время были раскалены до предела. Меня восхищала работа подносчика мин Антонова. Каким-то особым чутьем, определяя время перебежек от во*ронки к воронке, он бесперебойно снабжал нас минами. 7 июля погиб Старостин. Потери были и во втором взводе, и особенно — в первом. В этот день мы поняли, что соседа слева у нас не стало. Не было его уже и на правом фланге. Жиденькими ос*тались и наши стрелковые роты. Вечером у кухни ужинающих собралось совсем мало. Поступила команда послать по одно*му человеку из расчета в стрелковые окопы. Заместитель ко*мандира батальона по политчасти в этот вечер не пришел нас поздравить. Больше я его вообще не видел. Или по ранению выбыл, или убит».
7 июля немецкие войска, наступавшие вдоль дороги Самодуровка—Ольховатка назад не возвращались. Логика подсказы*вает (а в дальнейшем косвенно и воспоминания ветеранов), что гитлеровцы, пройдя через позиции 207-го гв. стр. полка, затем по улочкам верховья Ольховатки (Бугровке и Козловке) выш*ли во фланг и тыл 3-му сб 25-го гв. СП, оборонявшемуся вос*точнее Кашарского лога, чем весьма облегчили прорыв сов. обо*роны 7 июля.
Другой дороги для немецких танков в данном месте не было, так как Кашарский лог был заболочен и непроходим для бро*нетехники.

Левое крыло обороны направления главного удара.
Боевые действия на рубеже 70-й армии

Рассказывает начальник инженерной службы 96-го СП 140-й СД Г. М. Воронков.
«...Утро 7 июля началось с сильного авиационно*го налета противника на всю глубину обороны 140-й СД ...Впереди стоящие части 175-й СД в результате большой концентрации сил противника потеснены, и с рассветом наш полк оказался в первом эшелоне, подвергаясь сильным и активным воздействи*ям с воздуха и сильным артналетам. После чего численно пре*восходящими силами пехоты и танков противник перешел в наступление...
Недолгой была передышка для 1 сб, через час после первой атаки последовала вторая. Силами до полка пехоты и под прикрытием 30 танков вновь пошли в атаку гитлеровцы на позиции 1-го сб Андреева и левый фланг 2-го сб ст. лейтенанта Грешнова...
...Под давлением значительно превосходящих сил врага батальон Грешнова стал отходить. Видя создавшую*ся угрозу соседу справа, комбат 1-го сб Андреев по приказу командира полка бросает 2-ю и 3-ю роты в контратаку и со*вместно с 1-й ротой 2-го сб успешно отражает атаку немцев. С криками « ура » и штыками наперевес бойцы опрокидывают гит*леровцев, врываются в занятую противником первую траншею 2.-го сб и отбрасывают фашистов на исходный рубеж...
Отразив все атаки противника в первый день оборонитель*ных боев, 140-я Сибирская стрелковая дивизия с наступлением темноты приступила к усиленному укреплению своей оборо*ны. Не взирая на усталость, бойцы рыли окопы в полный рост, соединяли их ходами сообщения, строили блиндажи-укрытия.
...Самоотверженно подвозят боеприпасы пово*зочные 371-го АП на виду у противника, под непрерывным ог*нем они скачут на своих повозках, подвозя боеприпасы, пренеб*регая опасностью, презирая смерть.»
Лебедев И. К. «...подвозил к 3-му дивизиону 371-го АП бо*еприпасы, дважды ему удавалось прорваться к огневым пози*циям, стоящим на прямой наводке, сквозь завесу огня, но тре*тий раз для него был роковым. Осколок авиабомбы пробил сердце бойца.»
Такая же участь постигает повозочных Тюмейбекова М., ко*мандира взвода боепитания старшину Петрикевич И. О., пово*зочного Просвиркина А. А.
Т. о., дорогой Читатель, из подразделений 140-й СД, не всту*пивших в непосредственные боевые действия, наибольшей авиа-и артподготовке 7.07.43 г. подверглись сов. войска в р-не хуто*ра Становского (т. е. ядра-выс. 274).
Обратимся к воспоминаниям нач. штаба 70-й армии В. М. Шарапова, который рассказывает о боевых действиях на левом крыле обороны направления гл. удара в расположении правого фланга 70-й армии.
« ...К утру 7 июля противник ввел в бой все, что мог собрать из своих резервов. Возникла реальная угроза правому флангу нашей армии. Позиция протяженностью всего в 6 километров, по существу, была обойдена врагом.
В соответствии с заранее разработанным планом маневренной обороны 140-я и 162-я стр. дивизии были переброшены на стык 70-ой и 13-ой армий: 140-я — в р-н Самодуровка—Теп*лое; 162-я — в р-н Петросека—Сергеевка, Новоголовинка, чтобы укрепиться в указанных местах и не допустить дальнейшего продвижения противника в южном и юго-западном направ*лениях.
Авиация врага на этот раз буквально висела над нашими частями. Как и в минувшие дни, начав в 7 часов, артиллерия противника в течение 60—70 минут проводила артиллерийс*кую подготовку, сосредоточив особое внимание на участке Са*модуровка—Красавка, а затем фашисты силой до 5 полков пехоты, поддержанной более 250 танками, начали наступать в этом направлении. Стоял сплошной гул самолетов, разрывов снарядов, бомб и мин. Земля качалась под ногами. За три километра от переднего края люди, находившиеся на командном пункте, разговаривать могли лишь знаками.
Особенно упорные бои завязались в р-не Самодуровки.

Танки противника неоднократно прорывали нашу оборону, но всякий раз были вынуждены убираться восвояси. Части 19-го танкового корпуса и 175-й стр. дивизии непрерывно контра*таковали врага, обращая в бегство подразделения его 7-й пе*хотной дивизии...»
Здесь Шарапов ошибается, полагая, что 7 июля гитлеровцы ввели в бой все свои резервы.
«...В р-не Красавки 26-я МсБр 19-го ТК в течение 7 июля отбила восемь атак танков и пехоты противника, втрое превос*ходившего ее по численности, сама четырежды контратаковала, уничтожив при этом около полка вражеской пехоты, сожгла и подбила 22 танка. Весь день бригада стойко удерживала свои рубежи...»

 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:23 | Сообщение # 23
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Бои, описанные В. М. Шараповым, прохо*дили левее позиций 140-й СД и дополняют общую .картину битвы западнее ольховатской оси. Очевидно, из 250 упомянутых танков львиная доля наступала в направлении верховья Ольховатки на позиции 15-й МсБр и 70-й гв. СД.
Институт истории СССР «...С 7.00 противник возобновил мощную артиллерийскую под готовку и в 8.00 вновь перешел в наступление, сосредоточии свой основной удар по центру и правому флангу 28-го стрелкового корпуса. В полосе 132-й стрелковой дивизии противник наступал силой свыше полка пехоты при поддержке 65 танков, причем до батальона пехоты и 10 танков атаковали из Соборовки на выс, 225.4, а до батальона пехоты и 20 танков — из Бобрика на вые. 231.7
На боевые порядки 282-го стрелкового полка 175-й стрел ковой дивизии и 26-й мотострелковой бригады наступали до батальона пехоты и 25 танков из оврага в районе Гнильца п направлении Красавки и до батальона пехоты с 10 танками ил леса западнее Гнильца — на вые. 250.2

Рота под командованием лейтенанта Ковальчука с 10.00 до 13.00 под сильным артиллерийским и минометным огнем уста новила 400 мин. В результате на этих минных полях подорвано 15 танков противника. В течение первой половины дня, несмотря на сильный артиллерийский и минометный огонь противника и беспрерывного воздействия авиации, атаки его пехоты и танков были отбиты. Только к 15.00 противнику удалось незначительно продвинуться вперед и выйти на рубеж: овраг 0,5 км северо-восточнее отм. 219.0, 2 км западнее Соборовки, отм. 231.7, 1,5 км западнее южной части леса, что западнее Гнильца.
Бомбардировочная авиация противника висела над передним краем обороны целый день. На наши боевые порядки было сброшено до 12 тыс. бомб весом от 25 до 200 кг. Число само лето-вылетов противника достигало 2 тыс. К исходу дня линия главной полосы Обороны проходила: Ольховатка, Кашара, Самодуровка, выс. 234.8, выс. 250.2 и далее на северо-запад, затем по восточной окраине Дегтярного по р. Турейке, Муравль, Обыденки-Бузово, Обыденки-Измайлово, <исключительно> Рудово, далее по прежнему рубежу обороны.
Итоги дня. В течение дня противник, несмотря на возрос*шую силу танкового и бомбардировочного удара, сумел только на отдельных участках вклиниться в нашу оборону до 4,5 км. Предвидя готовящийся удар, наши войска в течение ночи пере*группировали свои силы, тем самым преградили противнику путь на юг.
В боях за 7 июля 1943 года отметилось умение наших под*разделений вести бой в окружении, примером чего являются действия батальона 605-го стрелкового полка 132-й стрелко*вой дивизии.
За истекший день на рубеже 70-й армии противник поте*рял до 2800 солдат и офицеров. Сожжено и подбито до 100 танков, в том числе 30 танков типа «тигр», уничтожены 2 бата*реи противника, 4 орудия, 24 автомашины. Подавлен огонь 12 артминбатарей. Сбито 9 самолетов. Наши потери: убито 411, ранено 1090. Подбито 15 танков, разбито 2 самолета «У-2».
Артиллерией противника в течение дня выпущено до 5 тыс. снарядов и 7 тыс. мин; нашей — 10 844 снаряда, 7080 мин.

Правое крыло обороны направления главного удара
Обратимся к событиям, происходившим с восточной стороны Ольховатки. Наиболее интересно об этом рассказано в статье «Жаркое лето у Ольховатки», опубликованной в поныровской районной газете к 30-летию Курской битвы. Автор статьи — командир роты 231-го гв. СП 75-й гв. СД П. М. Макулин. 7 июля полк занимал оборону от Ольхо*ватки до Обвалища с южной стороны большака Ольховатка— 2-е Поныри.
«...В 10 вечера 6 июля мы снялись с занимаемых позиций и совершили ускоренный трехчасовой марш и к часу ночи вошли в Ольховатку. Наш 231-й полк занял оборону от сельского кладбища вдоль по дороге в сторону Понырей. Нам, командирам рот, было приказано принять все меры, чтобы к 5 часам утра все окопы и огневые точки довести глубиной до полного профиля. Бойцы знали, что без окопа отрытого в пол*ный рост укрыться от танка невозможно. Окопы были вырыты в срок. Закончив эту трудоемкую работу, стрелки подкрепились при*везенным завтраком. В это раннее утро с юга на северо-запад над нашей обороной пролетел «фокке-вульф», или как его называли фронтовики — «рама».
— Братцы,— крикнул один из солдат,— пора кончать завтрак. После «рамы» фриц начнет долбать из пушек.
Над Ольховаткой повис черный клуб дыма. Артиллеристы называют его репером. Повесив выстрелом из пушки репер, немецкие корректировщики давали знать своим артиллеристам направление и цель, куда нужно сосредоточить артиллерийский и минометный огонь. И полетели вражеские снаряды и мины на Ольховатку. С села противник перенес огонь на боевые порядки нашего полка. Артобстрел продолжался минут тридцать.
Погода стояла на редкость жаркая, в окопы падали комья земли, казалось, что шел земляной дождь. В горло противно лез пороховой дым.
Вслед за артиллерией на Ольховатку налетело до 90 гитлеровских самолетов. Весь смертоносный груз они сбросили на село. Ольховатка окуталась сплошным пламенем и дымом. Только скрылись самолеты, начался повторный артобстрел.
В это время мы потеряли телефонную связь с командным пунктом. К тому же из-за дыма, гари, пыли мы абсолютно не видели противника. Немцы решили этим воспользоваться и, перенеся огонь артиллерии в глубь нашей обороны, пошли и атаку. Но наши наблюдатели вовремя их заметили. Впереди и сзади танков шли густые цепи пехоты. И неизвестно, чем бы закончилось это наступление фашистов, если бы не помощь реактивных минометов. «Катюши» ударили по скоплению врага и буквально сожгли фрицев. Первая атака гитлеровце и захлебнулась. К полудню 7 июля после очередного артобстрела и бом*бежки, немцы вновь пошли в наступление. Большую роль сыг*рали наши минометчики: настильным огнем они били по пехо*те, вынудили вражеских автоматчиков залечь и отсекли их от танков.
Бронированные машины врага мы встречали гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Нам удалось взять в плен танковый экипаж. Танк прошел через окоп пулеметчика Заха*ра Антонова. Он вслед ему бросил под гусеницу гранату. Вра*жеская машина вздрогнула и остановилась. В это время напар*ник Антонова Ахмет Ниязов метнул бутылку с зажигательной смесью. Немецкие танкисты поспешили выйти через нижний люк и поднять руки.
Вторая атака немцев провалилась. Бой стихал. Да, ставка гитлеровского командования на мощные артобст*релы и авианалеты, с последующими прорывами нашей оборо*ны провалилась. Седьмого июля батальон отбил семь атак. В этот день из-за порывов телефонной линии командиры стрелковых рот остались без связи и не могли сообщить об*становку на командный пункт, а также запросить огонь артиллерии по скоплению врага. Рано утром на ротный КП прибыл командир полка Федор Ефремович Маковецкий с радистом. Целый день он корректировал огонь полковой артиллерии.
Днем нас мучила жара, бойцы изнемогали от жажды, не было воды. Выручил вездесущий старшина Михаил Клейменов. Ходами сообщения он добрался до кладбища. Через него по канаве мимо горящих домов прополз в село, нашел там колодец и принес два термоса живительной влаги. Вечером в траншеи пришел замполит батальона Николай Глебов. Он принес известие о том, что Ставка Верховного Главнокомандования, штабы фронта и армии прислали благодарность всему личному составу за мужество и стойкость».

 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:24 | Сообщение # 24
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Чтобы выйти к ольховатскому большаку, немецким войскам нужно было прорвать оборону на левом фланге Ольховатской траншеи, где сражался 3-й сб 25-го гв. СП 6-й гв. СД
И гитлеровцы могли прорваться на этом рубеже рано утром только в том случае, если во фланг и тыл советских войск ударили немецкие танки с пехотой, прошедшие через позиции 207-го гв. СП 70-й гв. СД, о чем мы говорили ранее.
Из воспоминаний Макулина известно, что на рубеже обороны 231-го гв. СП между передовыми советской и немецкой траншеями было 200 м. 231-й гв. СП распола*гался с южной стороны большака Ольховатка—2-е Поныри, а немецкие войска — с северной.
Обратимся к воспоминаниям ветерана этого полка Г. А. Черпакова.
« ...Чуть брезжило, когда старшина Ф. Я. Якушев кормил нас завтраком. Есть не хотелось. Каждого томила жажда, начались третьи сутки боев... Каждый из нас думал, чем закончится день 7 июля. Первые разрывы артиллерийского налета противника. В воздухе десятки «юнкерсов», рвутся авиабомбы. Над нами совет*ские истребители вступили в бой с фашистскими самолетами. Сзади нас, ближе к деревне (Битюгу) оказалась батарея малокалиберной зенитной артиллерии. Открыв огонь по «юнкерсам», батарейцы меткими очередями сбили несколько вражеских самолетов. Оставшиеся стервятники обрушили бомбовый удар на зенитчиков. Но, видимо, не так уж точны были их попадания; зенитчики долго не прекращали огня.
С утра тяжелый бой шел южнее Подсоборовки. По рассказам офицеров, в южном и юго-западном направлениях наступало до двух полков пехоты с танками.

А перед нашей обороной, куда ни глянешь,— танки, бронетранспортеры, машины врага. Наша артиллерия с закрытых позиций открыла заградительный огонь, вступила в бой кое-где и артиллерия, ведущая огонь прямой наводкой.
Стремясь выйти к Ольховатке, более ста танков с пехотой врага двинулись в атаку. Находясь несколько в стороне, мы наблюдали, как дымом и пылью затянуло это направление. Не считаясь с потерями, гитлеровцы вводили в бой все новые подразделения и части. Немецко-фашисткое командование предпринимало отчаянные усилия, чтобы прорваться к Ольховатке. К середине дня противник овладел Кашарой, Кутырками и вышел на левый фланг нашего полка в район дороги, идущей от Ольховатки во 2-е Поныри. Артиллерийский огонь, как сталь*ной щит, задержал вражеские танки. Гвардейцы, взаимодействуя
с частями усиления, самоотверженно оборонялись. В этот тя*желый день в полку родилось много героев. Малодушных сре*ди бойцов и командиров, удержавших оборонительные рубежи, и не видел. Во второй половине дня мы заметили, что фашисты готовятся нанести удар на нашем направлении — в складках мест*ности накапливались их пехота и танки, стал слышнее шум моторов.
Из рощи восточнее Подсоборовки показались три танка. Наводчик орудия старший сержант А. М. Ермаков прильнул к панораме. Танки, помаячив перед нашей обороной, задним ходом отошли в лощину.
— Хотят прощупать, где наши пушки стоят. Авось у кого шелабит — раньше времени огонь откроет,— заметил заряжа*ющий М. М. Дурнев.
Через 40—50 минут показались пехота с танками. Подаю команду: «К бою». Подготовлены лотки со снарядами. Расчет «амер в ожидании...
...Ведя огонь из автоматов на ходу, гитлеровцы быстро при*ближались к нашей обороне. На флангах медленно и нереши*тельно двигались танки. Но расстояние все сокращалось. До овражка, за которым мы находились всего 200 метров, а до противника — меньше километра. Дистанция все сокращалась. 1000..800 метров... Слышу, как подают команды мои соседи, командиры орудий истребительно-противотанковой артиллерии. Их цели — танки. Для своего орудия наметил цель — густые цепи фашистской пехоты.
Подаю команду:
— По пехоте... гранатой, взрыватель осколочный... Огонь! Выстрел...
Наводчик орудия первый снаряд послал с большим недоле*том. А пехота все ближе. Стремясь скорее и точнее накрыть цель, сам становлюсь за наводчика и, корректируя, перехожу беглым огнем на поражение. Номера не успевают сворачивать колпачки взрывателей снарядов. После нескольких выстрелов, чтобы сохранить высокий темп огня, командую: «Взрыватель фугасный!» и продолжаю посылать снаряд за снарядом.
Ряды вражеской пехоты начали быстро редеть. Но фашисты продолжали лезть, как очумелые, поливая свинцовым ливнем нашу оборону. В расчете уже есть раненые. Но никто не уходит в тыл. По нашему орудию начал пристреливаться враже*ский миномет.
Укрепляя оседающий опорный брус, мы подсчитали, что за десять минут выпущено 42 снаряда. Фашисты местами залегли, кое-где делали перебежки, пытаясь найти укромное место. По вражеской пехоте, накапливающейся в овражке, открыли огонь наши минометчики. Там не усидят! В это время я был ранен в руку. Передав наводку старшему сержанту А. М. Ермакову, продолжал командовать расчетом, корректируя огонь. Еще 141 снарядов выпустили по врагу. Перед оврагом и на склонах убито много гитлеровских вояк. Атака стала затихать. А разрывы мин все ближе к орудию. Чувствуем, что враг уже захватил нас в вилку и вот-вот перейдет на поражение. Сменить позицию нельзя, так как справа показалась группа танков. Направ*ление — на наше орудие. Стреляют на ходу из пушек и пулеметов. Снова ранен осколком, перевязываться некогда... свалился замковый... Орудие открывает огонь по танкам. Передний танк задымился. Почувствовал глухой удар в поясницу. В глазах потемнело... Очнулся через сутки в госпитале возле Ольховатки...»
Черпаков ошибается, говоря, что немцы прорвались в Ольховатку только к середине дня. Мы знаем от Макулина, что сразу же после завтрака 231-й СП 75-й гв. СД вступил в бой с гитлеровцами, прорвавшимися к большаку Ольховатка—2-е Поныри. Ценность сведений Черпакова заключается в другом. Его орудие стояло в р-не ольховатско-поныровской мелей и он мог видеть, что бои за Ольховатку 7 июля разгорелись с утра. И только во второй половине дня у ольховатско-поныровской межи.
Поэтому версия,— утверждаемая в целом ряде книг о Курской битве, где говорится, что 7 июля с утра немецко-фашистские войска нанесли удар по Понырям, а после 15.00 по Ольховатке — ошибочна.
 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:27 | Сообщение # 25
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Т. о., гитлеровские войска утром 7 июля прорвали позиции 207-го гв. стрелкового полка 70-й гв. СД на левом крыле обе роны направления гл. удара и зашли по верховью Ольховатки (Бугровке, Козловке) в тыл и фланг 3-му сб 25-го гв. СП 6-й гв СД, который оборонял Ольховатскую траншею (правее ольховатской оси). В результате меж верховьем Ольховатки и выс,257 (ближе к селу) был сделан прорыв, в который устремились гитлеровцы по двум направлениям:
1. К большаку Ольховатка—2-е Поныри, на юг, где в ночь с 6 ил 7 июля заняла рубеж обороны 75-я гв. СД.
2. Во фланг и тыл 25-го гв. СП, на восток, в сторону с. 2-е Поныри.
Обратимся к воспоминаниям командира 25-го гв. СП Н. А. Смирнова.
« ...В ночь на 7 июля командир 6-й гв. СД генерал Д. П. Онуприенко направил на усиление полка три дивизиона реактивных минометов, минометный полк, полк само*ходных орудий. Командиры этих частей разместились на моем наблюдательном пункте. В течение всей этой ночи, вместе с ними организуя взаимодействие, мы уплотняли боевые поряд*ки первого эшелона.
Рассвет 7 июля начинался в какой-то особенной тишине. Мы были насторожены, находясь в полной боевой готовно*сти. Для каждого из нас этот час рассвета длился как-то нео*быкновенно долго. Около 6 часов гул самолетов разбудил эту напряженную тишину. В воздухе завязался бой истребителей. Эскадрильи наших бомбардировщиков сбрасывали смертоносный груз на скопление вражеских танков. Первые бомбовые удары враг нанес по Понырям 2-м и примыкающим к ним вы*сотам. Особенно интенсивно вражеская авиация бомбила дубовые рощи западнее и юго-западнее Понырей...
...Вскоре началась артиллерийская подготовка вражеского наступления.
Атаку начали тяжелые танки, двигающиеся в первом эшелоне.

Приблизившись на дистанцию прямого выстрела к обороне, они открыли сильный огонь по нашим боевым порядкам. Вскоре перешли в атаку и легкие танки. Во втором эшелоне двигались группами по 2—3 тяжелых танка, а за ними — пехота. Всех их встретили мощные залпы «катюш» и огонь орудий прямой наводки 449-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка и 34-го гаубичного артиллерийского полка. Орудия дивизиона капитана Ветрова, переведенные в эту ночь на открытые позиции, встретили вражеские танки точным огнем. Градом снарядов, мин и пуль гитлеровцы были отсечены от танков, а те, кому удалось прорваться к позициям, уничтожались в рукопашных схватках в окопах.
Стойкость, отвагу и массовый героизм показали в этом бою славные гвардейцы. Пулеметчик гвардии сержант П. Г. Осадчий, имевший до этого боя восемь ранений, огнем своего пуле*мета прикрывал северные скаты высоты. Густая цепь фашистов из Битюгского оврага ползла на его пулемет. Но Осадчий ни*чем не выдавал себя. Ждал когда поднимется вражеская цепь в рост и побежит в атаку. Расстояние сокращалось. Остава*лось 200... 150...100 метров. Руки пулеметчика непроизвольно сжали рукоятку.
До боли хотелось нажать на спуск. Но еще рано. Пусть встанут — тогда... Обгоняя цепи пехоты, на боль*ших скоростях шли вражеские танки. И вот гитлеровцы встали во весь рост и с диким криком побежали за танками. И тогда Осадчий дал волю своей неутомимой ненависти... Пулемет заговорил во весь голос.

Словно подкошенные, падали гитле*ровцы. Поредели их цепи. Уцелевшие, как одурманенные, про*должали лезть вперед. Пулемет в руках героя делал свое дело. Пехота была отсечена от атакующих танков врага. Прорвавшиеся танки уничтожались артиллерией, противотанковыми гранатами.
Более двухсот гитлеровцев уложил перед своей позицией сержант Осадчий. За этот подвиг гвардеец был награжден ор*деном Ленина.
На позиции первой роты старшего лейтенанта П. Ф. Щербакова, оборонявшей северную окраину села Поныри 2-е, насту*пал батальон вражеской пехоты. В траншеях завязалась опас*ная схватка. Около трех часов длился упорный бой. Отдель*ные гитлеровцы уже проникли в глубь обороны. Командир ба*тальона капитан В. П. Корнев силой 3-й стрелковой роты лейтенанта Н. И. Заостровцева контратаковал прорвавшегося вра*га. Передний край был восстановлен, десятки гитлеровцев на*шли свою могилу в районе обороны батальона...
К исходу дня 7 июля рота гитлеровцев с 5—6 танками вкли*нилась между первым и третьим батальонами на глубину 300— 400 метров. Танки были подбиты нашими бойцами, а пехота залегла и стала поспешно окапываться. Когда стемнело, я при*казал командиру второго батальона гвардии капитану Н. И. Волошину силами шестой роты лейтенанта А. Д. Зверева и четвертой роты старшего лейтенанта Романа контратаковать и уничтожить прорвавшегося противника. Затем всем батальо*нам занять район между первым и третьим батальонами на северо-восточных скатах высоты вблизи дороги Ольховатка— 2-е Поныри.
Этот приказ был выполнен. Стремительность и внезапность контратаки ошеломили противника. Значительная часть вра*жеских солдат была уничтожена, а остальные скатились в Битюгский овраг. Четыре подбитых танка «тигр» остались в рас*положении нашей обороны.
Всю ночь мы слышали гул моторов, нарастающий и прибли*жающийся к переднему краю. Было ясно, что враг с утра, подвинув свежие силы, попытается еще раз нанести удар...»
А теперь рассмотрим официальную версию. Она дополняет картину боев на направлении главного удара.
Г.А. Колтунов « ...Одновременно с боями в районе Понырей упорная борьба 7 и 8 июля развернулась в центре и на левом фланге 13-й армии. Против 17-го гвардейского стрелкового корпуса гитлеровское командование сосредоточило около 40 танков, много артиллерии и минометов. Здесь действовали основные силы 9-й и 20-й танковых и 6-й пехотной дивизий. Гитлеровцы решили вбить клин между нашей ольховатской груп*пировкой и частями, сражавшимися в районе Понырей. Развед*ка своевременно разгадала планы противника. В ночь на 7 июля саперные подразделения с помощью стрелковых частей зами*нировали участки, где ожидалось наступление гитлеровцев. С правого фланга армии были сняты 43-й и 58-й танковые полки, снявшие огневые позиции в боевых порядках первых эшело*нов стрелковых войск.
В 12 час. противник силой до двух полков с 50 танками атаковал правый фланг 17-го гвардейского стрелкового кор*пуса. Удар врага пришелся по 6-й гвардейской стрелковой дивизии. Группы бомбардировщиков по 50—70 машин непрерывно сбрасывали бомбы на передний край нашей обороны. Ценой огромных потерь врагу удалось овладеть северной ча*стью леса западнее Березового лога. Здесь его наступление было задержано…
...В 15 ч. 30 м. гитлеровцы силой до двух пехотных дивизий, поддержанных большим количеством танков, предприняли на*ступление во всей полосе обороны 17-го гвардейского стрел*кового корпуса. Главный удар враг наносил на участке: высота 257, Кашара. Части корпуса, располагавшие значительным ко*личеством противотанковой артиллерии, открыли организован*ный огонь по танкам противника.

Не выдержав метких ударов наших артиллеристов, враг вынужден был отступить, оставив на поле боя свыше 40 танков. Гитлеровская пехота, отсеченная от танков огнем артиллерии с закрытых позиций, несла огромные потери и вскоре начала окапываться. Отдельные танки прорва*лись в район высота 257, Кашара...
 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:29 | Сообщение # 26
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
...В 17 час. противник, приведя свои части в порядок, вновь начал атаку. В ходе ожесточенных боев ему удалось потеснить части 6-й гвардейской стрелковой дивизии и выйти на южную окраину Березового лога. Используя успех, гитлеровцы усилили это на*правление, сосредоточив в лесу западнее Березового лога тан*ки и пехоту. В 19 час. противник перешел в наступление более крупной группировкой. Основные усилия его были сосредо*точены в направлении 2-е Поныри, выс. 257 — во фланг и тыл 75-й гвардейской стрелковой дивизии, оборонявшейся западнее р. Сновы. Командир дивизии быстро перегруппировал силы к востоку и встретил атакующего противника организованным огнем всех видов оружия. Потеряв до 30 танков и много пехо*ты, гитлеровцы отошли в исходное положение. Стрелковым войскам помогли подразделения 16-го танко*вого корпуса, которые вели огонь с места (из окопов и засад) и контратаковали вклинившегося противника.
В боях за высоту 257 отличился командир батареи 449-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 2-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады старший лейтенант С. М. Репутин.

Батарея под его командованием отразила атаку 40 танков врага и подбила 15 танков. Будучи раненым, Репутин продолжал руководить боем. За проявленное мужество и отвагу Самойло Михайловичу Репутину было присвоено звание Героя Советского Союза (7 ав*густа 1943 года).
К вечеру боевые действия на всех участках 17-го гвардей*ского стрелкового корпуса прекратились. В течение 7 июля, по далеко не полным данным, противник потерял около 8 тыс. человек и до 100 танков. В полосе корпуса ему удалось про*двинуться лишь в направлении Битюг—Кашара на 1,5—2 км. На остальном фронте 13-й армии гитлеровцы также не имели успеха.
День 7 июля явился критическим для противника. Инициа*тива борьбы явно переходила к советским войскам. Но гитле*ровцы были еще сильны и способны на новые удары.
Для очередного наступления немецкое командование стяну*ло в район д. Снова (Снава), Подсоборовка, Соборовка большое количество танков. Сюда подошла из резерва 4-я танковая ди*визия. Враг решил прорвать оборону наших войск на участке 2-е Поныри—Самодуровка и выйти к Ольховатке...»
Г. А. Колтунов, Б. Г. Соловьев подтверж*дают Смирнова в том, что после 15 часов основные бои на пра*вом крыле обороны направления главного удара велись вдоль ольховатско-поныровской межи и у продолжающей ее, возов*ской дороги.
Гитлеровцы прорвались через горловину между Катиным логом и Битюгским оврагом (у выс. 257), оттеснили правое кры*ло 6-й гвардейской стрелковой дивизии до южной стороны Березового лога (т. е. в березовую рощу) и вышли к позициям 75-й гвардейской стрелковой дивизии, которые дивизия заняла в ночь с 6 на 7 июля.
Был сделан небольшой прорыв в центре, по возовзкой доро*ге, но уже в темноте советские войска (в частности, 25-й гвар*дейский стрелковый полк) этот прорыв ликвидировали.
Однако Г. А. Колтунов, Б. Г. Соловьев глубоко ошибаются, полагая, что 7 июля явля*лось для противника критическим днем. Основные бои на Се*верном фасе Курской дуги начнутся только 8 июля 1943 года.
Остановимся немного подробнее на зна*менитой выс. 257 и ее защитниках. Авторы ряда книг, где рас*сказывается о подвиге Репутина, путаются на местности. А в связи с тем, что гитлеровские войска 7 июля вышли к ольховатскому большаку и Березовому логу с. 2-е Поныри, вые. 257 оказалась в окружении, в двухкилометровом тылу немецких войск. Поэтому более достоверными сведениями о Репутине являются те, которые даны в энциклопедии о ВОВ.
« ...Командир 4 батареи 449-го истребительно-пртивотанкового батальона ст. лейтенант Репутин в бою 7 июля был трижды ранен, однако с поля боя не ушел, продолжал лично руководить отражением атаки вражеских танков; батарея уничтожила сво*им огнем 12 танков противника. Тов. Репутина вынесли с поля боя лишь после того, как он потерял сознание...»
М. К. Секирин, И. М. Белкин, В М. Дорошенко «...В районе 1-е Поныри с 30-ю танками и мотопехотой вел бой 4-й гв. полк под командованием Н. В. Будылина. Два дру*гих полка (25-й и 10-й гв-е СП) уничтожали прорвавшиеся в их стык танки с пехотой. Им помогали саперы. На минных полях, поставленных отрядами заграждения, горели танки 9-й вражеской танковой дивизии, атаковавшие Карпуневку (южный берег Романова лога с. 2-е Поныри). Когда тан*ки начали обходить мины, то подставляли борта под снаряды 34-го гв. артполка подполковника И. И. Буцыкова.
В этом полку подлинным укротителем «тигров» и «фердинандов» была 8 батарея ст. лейтенанта Н. П. Бойко, уничто*жившая с открытой позиции 11 «крестоносцев»...
...Командир батареи 34-го гв. АП (6-й гв. СД) гв. ст. лейтенант Бойко Н. П. в бою 7.07.43 г. умело организовал от*ражение атаки 70 танков противника в р-не Понырей (с. 2-е Поныри).
Звание Героя Советского Союза Бойко Н. П. присвоено 16. 10.1943 г.
Вечером 7 июля фашисты сделали отчаянное усилие и заняли Карпуневку; пытались выйти во фланг и тыл 75-й гв. СД, но при дальнейшем движении встре*тили сильный огонь и, потеряв 30 танков, отошли

В НОЧЬ С 7 НА 8 ИЮЛЯ 1943 ГОДА

На левом крыле обороны направления главного удара в ночь на 7 на 8 июля 70-я гв. стр. дивизия 13-й армии перешла во второй эшелон обороны и расположилась по южному берегу лога Ендовище. На старом месте, у верховья ольховатского березового лога остался 2-й батальон 207-го гв. СП (вернее, то, что от него осталось).
«...К исходу третьего дня сражения,— отме*чает в своих воспоминаниях К. К. Рокоссовский,— почти все фронтовые резервы были втянуты в бой, а противник продолжал вводить все новые и новые силы на направлении своего главного удара. Можно было ожидать, что он попытается бро-сить в бой все, что у него имеется, пойдет даже на ослабление своих частей на пассивных участках фронта. Чем удержать его? Я решился на большой риск: послал на главное направление свой последний резерв — 9-й танковый корпус генерала С. И. Богданова, который располагался в районе Курска, прикрывая город с юга. Это было полностью укомплектованное соедине*ние, наша надежда и гордость.
Я сознавал, чем нам грозит этот маневр при неудаче. Ведь у соседа фронт дал трещины. Оттуда, с юга, всегда можно было ожидать вражеского удара. Но мы послали Ватутину свою 27-ю армию. Учитывал я и то, что позади войск соседа находится резервный фронт и в критическую минуту Ставка поможет Ватутину...»

 
osh92Дата: Среда, 09.07.2008, 18:30 | Сообщение # 27
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Была произведена перегруппировка войск 70-й армии.
В ночь на 8 июля 1943 г. противник производил перегруппировку своих сил, сосредоточивая их в направлении: Подсоборовка, Теплое. Для усиления противодей*ствия противнику на этом направлении командующий Центральным фронтом приказал 19-му танковому корпусу, кото*рый к этому времени сосредоточился и поддерживал действия войск армии на правом фланге, с 1.00 8 июля 1943 г. перейти в подчинение командующему 70-й армией с целью прикрыть пра*вый фланг армии и предотвратить возможность прорыва в на*правлении (от) Соборовки, Никольского, (от) Бобрика, Березов*ки, (от) Гнильца...
Мы знаем, что Соборовка, Бобрик, Гни*лец были захвачены гитлеровцами 6 июля.
«...Командарм частным приказом, подписанным в 23.00 7 июля 1943 г., приказал командиру 19-го танкового корпуса к 1.30 8 июля 1943 г. выделить в распоряжение командира 28-го стрел*кового корпуса одну танковую бригаду. 140-ю стрелковую ди*визию с 3-й истребительно-танковой бригадой подчинить ко*мандиру 19-го танкового корпуса. 19-му танковому корпусу удерживать и прочно оборонять район: Ольховатка, Кашара, Самодуровка, <исключительно> Никольское, <исключительно> Березовка, Молотычи, вые. 274.5 и не допустить прорыва про*тивника в направлении Подсоборовки, Хмелевого...»
Если предположить, что в тексте сделана опечатка и на место Подсоборовки поставить Становое, то все соответствовало бы действительности.
«…140-й стрелковой дивизии с 3-й истребительно-танковой бригадой занять для обороны район Ольховатка, Самодуровка <освободив от обороны Самодуровки полк 175-й стрелковой дивизии>, Теплое. Две танковые бригады 19-го танкового кор*пуса иметь в районе Теплого, Самодуровки <средняя>, Моло*тычи, выс. 253.5. 26-ю мотострелковую бригаду иметь в резер*ве в районе <исключительно> Никольского, <исключительно> Березовки, отм. 183.4, вые. 219.1; 175-й стрелковой дивизии приказана 278-й стрелковый полк оставить на месте, развернув его фронт на север и восток. 277-й стрелковый полк вывести на рубеж: Петроселки, Сергеевка, <исключительно> Ясенок, Новая Головинка, развернув его фронт на восток.
Позиции 140-й СД, которые она заняла в ночь с 6 на 7 июля и 7 июля, а ее артподразделения — в ночь с 5 на 6 июля, не изменились.
У Ольховатки, в одном километре перед мостом через устье лога Широкого, с западной стороны ольховатского Березового лога, на выс. 234 находились 2-я аб и 2-й батальон ПТР 3-й ИПТАБр.
Прикрывая Кромскую дорогу перед логом Широким на вые. 234.5 располагалась 3-я аб, западнее вые. 240, закрывая дорогу к юго-восточной окраине Молотычевских холмов (и Молоты-чей) будет выдвинута 8 июля 5-я аб, находившаяся в Молоты-чах в резерве. Западнее вые. 238.1 перед Теплым заняла пози*ции 6-я аб.
Восточней северной части Теплого, там, где ныне находится памятник 140-й СД (в районе ферм) расположился ряд других артиллерийских и танковых подразделений 70-й армии. Правильное расположение батарей 3-й ИПТАБр смотрите на авторской схеме.

Колтунов Г.А. « ...1-я зенитная артиллерийская дивизия генера*ла Р. А. Дзивина, действовавшая ранее на малоархангельском направлении, была переброшена на ольховатское направление. В стык 13-й и 70-й армий была выдвинута 12-я зенитная ар*тиллерийская дивизия (из расположения 70-й армии)...»
В район Ольховатского хребта утром 8 июля будет выдви*нута 162-я стр. дивизия 70-й армии.
Обратимся к воспоминаниям заместителя командира 162-й СД Л. В. Гринвальд-Мухо.
« ...К началу оборонительной операции Цен*трального фронта 162-я СД входила в состав 19-го стр. кор*пуса, находилась во второй оборонительной полосе левого крыла 70-й армии, войска которой были готовы к отражению массированных ударов врага вдоль автомагистрали Москва-Симферополь. В ночь на 6 июля начальник штаба 70-й армии генерал-май*ор В. М. Шарапов кодированной телефонограммой предупре*дил командование нашей дивизии о готовности к маршу-ма*невру в район Молотычей. По решению командования, для усиления обороны районе Никольское—Молотычи с юго-запада, наша дивизия после фор*сированного марша вдоль линии фронта в ночь на 7 июля заняла оборону во втором эшелоне по южному берегу р. Свапы. Одновременно части дивизии седлали автомагистраль, вдоль которой предполагался удар врага.
Если для 13-й армии исход оборонительной операции опре*делялся успешной обороной в районе Поныри—Ольховатка, то для нас успешный исход обороны определялся удержанием Тепловских высот с примыкавшими к ним населенными пунк*тами: Самодуровкой, Красавкой, Теплым, Молотычами, х. Становским. В первой половине 8 июля, когда 300 гитлеровских танков с антоматчиками атаковали боевые порядки 3-й истребительной бригады полковника В. Н. Рукосуева, оборонявшейся на плато восточнее села Теплое, командующий армией принял решение вывести нашу дивизию с занимаемого рубежа в свой резерв и расположить ее для наращивания глубины обороны восточнее Молотычей, Станового, Хлемевого и стойкой обороной в этом районе не допускать прорыва противника в юго-западном и западном направлениях...
Дорогой Читатель! 162-я СД заняла рубеж обороны Ольховатского хребта, поэтому точнее было бы сказать восточнее и северо-восточнее перечисленных выше населенных пунктов.
...Получив распоряжение штаба армии, мы выехали для ре*когносцировки. Выбрали на северных скатах высоты удобную для наблюдения траншею и приступили к работе.
С нашего наблюдательного пункта хорошо просматривалось поле боя на Тепловских высотах, где в этот момент еще продолжалось беспримерное единоборство артиллеристов бри*гады полковника Рукосуева с гитлеровскими танками. От ру*бежа, где героически вели борьбу с танками воины бригады, нас отделяло расстояние в 2—2,5 километра. Десятки горевших танков врага обозначали этот рубеж. Сколько же сюда нагнали этих «тигров» и «пантер»? Почитай, вся армия Моделя захотела погреться в Теплом,— бросил реплику один из офицеров штаба, наблюдавший в сте*реотрубу ход боя.
Закончив рекогносцировку и отдав боевой приказ, командир дивизии отпустил командиров частей. Вскоре на командный пункт дивизии прибыли командиры приданных нам артиллерийских и танковых частей для организации на местности взаимодействия. Каждому командиру стрелкового полка придавались 1—2 артиллерийских и один мино*метный полк. В руках командира дивизии была артиллерий*ская группа в составе 2—3 артиллерийских и одного миномет*ного полка и полка гвардейских минометов. Танковый полк использовался для борьбы с танками противника и поддержки пехоты при контратаках.
Немецко-фашистское командование делало отчаянные по*пытки захватить эту весьма важную для обеих сторон высоту (т. е. Ольховатский хребет). Без отдыха личный состав дивизии всю ночь напряженно трудился, готовя оборону. Подвозились боеприпасы. Вместе с нами оборудовали боевые порядки подошедшие в течение ночи артиллерийские и танковые части усиления. К утру оборонительный рубеж дивизии был подготовлен к упорной обороне. Впереди нас еще находились части 140-й стрелковой диви*зии, понесшие большие потери...»
8 июля на Ольховатско-Молотычевских высотах будут уча*ствовать в боях подразделения 132-й и 175-й стр. дивизий.
 
osh92Дата: Пятница, 11.07.2008, 17:32 | Сообщение # 28
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
8 ИЮЛЯ

8 июля 1943 г. было переломным моментом, когда чаша весов могла склониться в ту или иную сторону. Это понимало как наше командование, так и немецкое. Этот день окончательно убедил наше командование в истинных планах фашистов, пытающих прорваться к Курску не по симферопольской трассе, как думали ранее, а по кратчайшему пути. Поэтому в районе Самодуровка – Ольховатка было самое плотное сосредоточение советских войск. К сожалению, в официальных источниках по Курской битве нет материалов, реально отражающих положение дел 8 июля. В официальных картах граница немецкого наступления проходила не доходя Ольховатки. А это было совсем не так. Рассмотрим подробнее именно этот участок обороны.
И. И. Маркин «...С утра 8 июля оно (немецкое командование) вводит в сражение свежую 4-ю танковую дивизию. Сосредоточив основные усилия на направлении сёл 2-е Поныри, Ольховатка и Теплое (т. е. с обеих сторон ольховатской оси), противник продолжает наступление. На участке про*рыва в этот день действовали одна пехотная и пять танковых дивизий.
На участке 2-е Поныри—Кашара (на правом крыле обороны направления гл. удара) наступали 18-я и 9-я танковые и 6-я пехотная дивизии; из района Самодуровки (на рубеж горлови*ны Самодуровка—Кашара и восточной половины Самодуров*ки) наносили удар 2-я, 4-я и 20-я танковые дивизии. В 8 часов утра 18, 9, 2, 4 и 20-я танковые и 6-я пехотная дивизии, после артподготовки начали наступление на рубеже 2-е Поныри—Самодуровка (т. е. с обеих сторон Ольховатки).

Левое крыло обороны направления главного удара

С утра 8 июля с новой силой разгорелись бон на стыке 13-й и 70-й армий. Силами 2, 4 и 20-й танковых дивизий гитлеровцы атаковали позиции левофланговых частей 13- и армии, а также 132-й, 175-й и 140-й стрелковых дивизий 70 г армии, которыми, соответственно, командовали: генерал-майор Т. К. Шкрылев, полковник В. А. Борисов, генерал-майор А. Я Киселев... Основную тяжесть удара пришлось принять частям 70-й гв. СД и 140-й СД...

Г. М. Во ронков, ветерана 96-го СП 140-й СД.
«...Летом рассветает рано. В 4 часа уже хорошо было видно. Я стоял у стереотрубы и рассматривал места перед передним краем, где только что закончили работу полковые и дивизионные саперы. На местности это было самое танкоопасное направление: ровное плато между Самодуровкой и Ольховаткой, над местностью чуть возвышались вые. 238 и за ней вые. 240.0 (у памятника Героям-артиллеристам). По всем предположениям, главный удар будет нанесен именно в этом месте.
И вот в глубине обороны противника послышался нарастающий гул моторов, монотонно прерывающийся, уже знакомый нам гул немецких самолетов.
Волна за волной, выстраиваясь в цепочку над позициями наших полков, бросались в пике один за другим пикирующие бомбардировщики «фокке-вульфы». Мишеней для них было достаточно. Трудно скрыть такое огромное скопление сил на открытой местности.
Но ожила и оборона. Всеми силами своего огня она обрушилась на пикирующие самолеты. Сила ответного огня бы настолько плотной, что самолетам приходилось сбрасывать груз, не долетая до намеченной высоты. Следом за пикирующими бомбардировщиками на большой высоте, также волнами по 30—50 самолетов, стали сбрасывть бомбы разного калибра «хейнкели».
Над землей поднялись столбы дыма, огня, земли. Самолеты бомбили всю глубину обороны дивизии, начиная от Самодуровки до вые. 238.1 и д. Теплое; гряду высот (Ольховатского кребта; с севера на юг): 244.9; 250; 272.9; 257.2; 274.5; определяя тем самым направление главного удара своим танковым дивизиям...
...До 8 часов 20 минут шла обработка авиацией и артиллери*ей противника нашей обороны. Нашей авиации почти не было, как мы понимали, она в основном была на Южном фасе Кур*ской битвы...»
То, что в этот день в районе главного удара была мясорубка и неразбериха свидетельствуют воспоминания тех участников боев, которые непосредственно попали в это адское место и командования Центрального фронта, которое в принципе и не знало истинной обстановки на этом участке.
Это и можно понять, когда на узком направлении идут более тысячи танков, полки пехоты, сотни самолетов, когда днем приходится включать фары из-за плохой видимости от пепла от взрывов, когда об электрической связи не могло быть и речи (вся земля была буквально изрыта взрывами). Комадующие армиями достаточно плохо ориентировались в сложившейся ситуации. Поэтому только воспоминания истинных участников тех боев, оставшихся чудом в живых помогут нам дать истинную картину этих событий. А то, что командование не знало истинного положения дел 8 июля, говорят воспоминания командования Центрального фронта
«...Вечером 8 июля Рокоссовский К. К. сказал Руденко С. И.: «Теперь смело могу доложить в Ставку, что мы полностью господствуем в воздухе»...» Но на самом деле все было в точности до наоборот.
Вернемся к воспоминаниям Воронкова Г. М.
«...И вот в 8 часов 20 минут, глядя в стереотрубу, я вдруг заметил движущуюся лавину танков. Они шли медленно, по линии обороны, выходя из лощины, что севернее Ольховатки, и образовали «сплошную стену» до самой северо-восточной окраины Самодуровки. От нашего НП эта лавина тан*ков была на расстоянии двух километров, а от нашей обороны около одного.

 
osh92Дата: Пятница, 11.07.2008, 17:39 | Сообщение # 29
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Я смотрел на выходящие из лощины танки и считал их про себя. Вдруг полковник Григорьев спросил меня:
— Воронков, что это за деревня справа от Самодуровки?
— Это танки, товарищ полковник.
И я стал вслух продолжать считать : «...178, 179...», а танки вce выходили и выходили из лощины... ...Я перевел стереотрубу на нашу переднюю линию обороны... Я всматривался в лицо одного солдата. Стоял он один в окопе, у него были большие усы, что говорило о его солидности, он был поглощен собой и не обращал внимания на идущую на него лавину танков. Уверенными спокойными движениями он положил на бруствер три противотанковые гранаты, потом одну из них передвинул к себе поближе, затем доложилил патрон в винтовку, уперся локтем в бруствер, вновь выпря*мился, поправил землю на бруствере под локтем, вновь уперся локтем в бруствер, притрамбовал землю на бруствере локтем и только после этого взглянул на приближающуюся стену танков и пехоты. Я смотрел на этого солдата, как зачарованный..
...И, вдруг, когда до нашего переднего края фашистским танкам оставалось не более 300 метров, раздался шум оглуши тельной силы. Мы все четверо, не поняв сразу, что произошло, повалились на дно окопа друг на друга. Через несколько секунд раздался взрыв, только не вблизи нас, а там, где шли танки и пехота противника. Мы подняли головы, встали и увидели картину, которую не увидишь и в кино. Там, где шли немецкие танки,— сплошная черная стена дыма. Дым постепенно рассеивался, вырисовывались языки ярко-красного пламени от горящих танков, таких языков было более десяти. Но пехоты противника не было видно, вся она лежала на земле.
Вражеские танки стали пятиться. И тут заговорила наша артиллерия. На отступающие танки обрушился шквал огня. Боле 40 танков остались на поле догорать, остальные скрылись в лощине. Пехота так и не встала...
...Вновь сотни вражеских самолетов, волнами по 40—50 стали обрабатывать нашу оборону, огромной силы огонь артиллерии и минометов был обрушен на наши головы, была прервана связь с батальонами.
Только мы возвратились на КП, как новая волна вражески, танков и пехоты пошла во вторую атаку. За эти 1,5 часа мы были свидетелями воздушных схваток наших летчиков с воздушными пиратами врага...»
Приведем воспоминания трижды Героя Советского Союза, участника боев на Курской дуге, летчика И. Н. Кожедуба.
« ...Там, где немецкие войска входили в соприкосновение с нашими передовыми частями, бушевал артиллерийский огонь. Сквозь клубы дыма видны были бесчисленные вспышки - разрывы. Высоко поднималась гарь пожарищ. Ее запах ощущался даже в кабине самолета. Колонны вражеских танков и штурмовых орудий поддерживали большие партии истребителей-штурмовиков и бомбардировщиков. Это' был своего рода танково-воздушный таран, которым немцы хотели пробить нашу оборону... Идя отдельными группами, фашисты образовали многоярусный боевой порядок.
Внизу на высоте в полторы тысячи метров шли «Юнкерсы-87». Чуть выше, обгоняя пикировщиков, проносились отряды «фокке-вульфов». Еще выше, в плотных строях, плыли двух*моторные бомбардировщики «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111». Между ними барражировала охрана. Это были «мессершмитты» последних, усовершенствованных типов. А в самом верхнем ярусе сновали отдельные пары немецких истребителей-охотников...
...Ее цель (гитлеровской авиации) была нанести удар по нашей обороне и тем самым расчистить путь своим наземным войскам. В поведении фашистов, в их тактике чувствовалась поразительная самоуверенность.
Характерная деталь. Заранее рассчитывая на успех, гитле*ровское командование подтянуло свою авиацию к самой линии фронта... Вражеские аэродромы настолько были близки к ли*нии боевого соприкосновения, что находясь над полем боя, мы видели пыль от взлетавших самолетов...»
Это означает, что при одном и том же количестве самолетов можно совершить значительно большее число вылетов и советская авиация не имела возможности разбом*бить эти аэродромы.
А. Д. Овсянников «...В 8.20 показались атакующие танки. Они шли из района Курган — Подсоборовка тремя груп*пами. Первая <головная> группа двигалась к выс. 238.1; вто*рая <левая> — к вые. 236.0 <к Кашаре>; третья <правая> — восточной окраине Самодуровки... 3а ними шли бронетранс*портеры с пехотой. Спешившись, пехота шла сплошной стеной. Ломаная линия танков исчезла в лощине и, после ее прохода, двигалась по ржи к боевым порядкам 140-й СД и 3-й
ИПТАБр. Тупорылые, камуфлированные в коричнево-зеленый цвет с желтыми крестами на башнях, «тигры» с ходу атаковали позиции 3-й ИПТАБр. Угрожающе водя стволами, танки подходили отлощины к дороге Кашара—Самодуровка под прикрытием дозревающего ржаного поля.

...На оборону 258-го СП 140-й СД наступали до 100 танков и два полка пехоты, на 96-ой СП — 50 танков и полк пехоты. 258-й СП располагался уступом назад - вправо (по отноше*нию к 96-му СП). Поэтому основной (точнее первый) удар пришелся по 2-му сб 96-го СП, оборонявшему восточную часть Самодуровки.
...Гитлеровцам, зайдя с флангов, удалось отре*зать батальон. 2-й сб занял круговую оборону. В результате контратаки 2-го сб совместно с другими подразделениями 96-го СП гитлеровцы были отброшены назад...
...Через боевые порядки 2-го сб 96-го СП про рвалось в тыл около 50 танков, с которыми вступили в единоборство артиллеристы...»
...Утром 8 июля до 300 танков противника после мощного налета авиации ринулись к высотам 238.1 и 240. 0. До 15 танков пошло на Самодуровку, которую прикры вала 6-я батарея С. И. Родионова. Гитлеровцы полагали, что после массированного налета <<юнкерсов>> огневая система рус*ских подавлена и дорога в юго-западном направлении открыта. Они просчитались. Немецких танкистов встретил меткий огонь батареи Родионова, который приказал выкатить орудия из укрытий и поставить их на прямую наводку. В этот день отличился взвод мл. лейтенанта В. К. Ловчева, подбив два вражеских танка. В том же бою командир орудии ст. сержант Ф. Г. Резник лично уничтожил два танка и группу вражеских солдат.
 
osh92Дата: Пятница, 11.07.2008, 17:40 | Сообщение # 30
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 303
Репутация: 10
Статус: Offline
Положение батальона Грешнова Н. В. стало тяжелым. Выдержав 4 атаки, батальон потерял более 60% своего лично: состава, потерял до 80% своих огневых средств, потерял станковые пулеметы, израсходовал все боеприпасы...»
Т. о. под угрозой полного уничтожения в результате атаки врага, 2-й сб по приказу командира полка к 16.00 стал медленно отходить своим правым флангом, занимая оборону на дороге, идущей из Самодуровки в Теплое и стал окапывать*ся под огнем противника.
Таким образом вражеская группировка в момент начала атаки разделилась на три группы.
Справа, небольшая группа танков отделилась в сторону Са*модуровки, основная лавина, пройдя горловину Самодуровка—Kamapa, устремилась в район вые. 238.1. После того, как защитники выс. 238.1 были смяты, часть танков двинулась в сторону Кашары, часть — в сторону Самоду-вовки, а львиная доля — вдоль Кашарской траншеи в сторону вые. 240 (к юго-вост. окраине Теплого).
На вые. 238.1 располагался 1-й батальон ПТР 3-й ИПТАБр, [в Кашарской траншее, проходящей через вые. 238.1 находились [подразделения 3-го сб 258-го СП и 15-й МсБр.
При рассмотрении боевых действий на данном участке сов. обороны мы выделили 3-ю ИПТАБр, вошедшую в историю ВОВ. Наводчик орудия 4-й аб Пузиков А. В. вспоминает
« ...8 июля с восходом солнца появились тучи самолетов, идет сильная артподготовка. Связь с Игишевым прекратилась. Пока поднимались дым и гарь, танки пересекли лощину. Когда нам стало их хорошо видно, по команде командира взвода Картузова мы открыли огонь. Подбили 6 танков. Немцы пока нас не засекли. Но вот они засекли орудие Захарова Николая и «на*крыли» его вместе с расчетом. Через минуту снаряд упал к нам на площадку. У орудия оторвало левое колесо, половину щита и прицельное приспособление. Расчет весь погиб, я ранен голову. Подбежал Картузов, поднял меня. Немцы уже рядом, стреляют из автоматов. Отбиваясь от немцев из ручного пулемета, Картузов ломиком приподнял орудие, и мы с ним подставили под левую сторону два снарядных ящика. Я начал бить по пе*хоте из орудия картечью. Один из «тигров» заметил, что орудие ожило, решил раздавить его. Я выстрелил в него кумулятивным, одновременно взрыв орудия оглушил меня <немец успел выстрелить в нас>. Позже, в медсанбате, я узнал, что наша пехота перешла контратаку, меня отправили в медсанбат <перебило два ре6ра, контузило>, Картузов погиб.
Из воспоминаний связного 3-й ИПТАБр Синотова М. И.
« ...Много чего помню. Картузова помню, мертвого, с гран той в руке, посреди вражеских трупов...»
На самом деле орудие 1-й аб было «накрыто» не снарядом, а авиабомбой.
Восточнее вые. 238.1 (в сторону Кашары) на вые. 236.0 находились 2 орудия 7-й аб, которой командовал Бурчак В.И.
«...С рассветом 8 июля началась бомбежка и артобстрел огневых позиций. В 8.20 наблюдатели доложили о танковой атаке немцев — около 300 танков тремя группами шли от Кашары| на в направлении высоты 238.1. Вот уже танки прошли лощину, пехота спешилась и шла сплошной стеной. Удар приняли на 1-я и 7-я аб и 140-я СД. С тепловских высот произведено несколько залпов артиллерии, несколько танков загорелось. Пехо*та залегла во ржи. Но вот из дыма и пыли вышла большая груп*па танков. Началось отражение атакующих танков и пехоты. Когда замолкли выстрелы пушек на высоте 238.1, немецкие ганки повернули на 7-ю аб (в направлении на.. Кашару) и в сторону Самодуровки. Основная часть головной группы тан*ков, обойдя высоту 238.1, устремилась к д. Теплое (к юго-вос*точной части Теплого и выс. 240.0).
Батарея подбила 12 танков. Цепи автоматчиков под при*крытием множества разбитой техники, дыма и пыли стали про*рываться в наши траншеи. Постепенно умолкали выстрелы на*ших артиллерийских, минометных и стрелковых подразделе*ний. Ночью немцы ворвались на позиции нашей батареи и нача*ли расправу над ранеными, глумление над убитыми. Немцы озверели. С брустверов траншей и окопов они добивали короткими очередями из автоматов каждого. Первым пришел в себя сержант <фамилии его не помню>. Он заметил у меня признаки жизни. Когда немцы приблизились к нам, сержант лег на меня. Очередь из немецкого автомата прошла по ногам сержанта и по скатке шинели, не задев меня. Когда я пришел в себя, сказал, что будем пробиваться к своим. Вначале мы должны доползти до 1 батареи <к Игишеву>. Позади нас <в тылу> слышалась немецкая речь, выстрелы. У одного орудия 7-й аб мы нашли контуженного наводчика Гаврилина. На позициях 1-й батареи я нашел Игишева убитым. Он лежал, раскинув руки, лицом вверх, у орудия вместе с бойцами. Орудие было разворочено от прямого попадания бомбы. Я взял документы Игишева с собой, трупы мы присыпали землей и к рассвету выбрались к своим...»
Мы ранее говорили, что через вые. 238.1 проходила дорога Самодуровка—Ольховатка (примерно перпендикулярно к Кашарской траншее). На немецкой географи ческой карте советской территории дорога эта обозначена с западной стороны ольховатского Березового лога, верховье которого находится на километр юго-восточнее вые. 238.1. Примерно тремя километрами юго-западнее вые. 238.1 начинается верховье яра д. Теплое. Основная группировка немецких войск двинулась через горловину между верховьями ольховатского Березового лога и яра д. Теплое, по трем новым направлениям. Левая группа — западнее ольховатского Березового лога к мосту через лог Широкий, т. е. к ул. Погорельцы с. Ольховатки, вытянувшейся по западному берегу р. Брусовец до Ендовища. Назовем левую группу фашистских войск погорельской. Центральная группа наносила удар по Кромской дороге, про*ходящей здесь (со стороны Кургана) у верховья ольховатского Березового лога в направлении ядра-выс. 274 (274.5) и далее — Фатежа, Курска. Назовем эту группу немецких войск — фатежской. Правая группа — вдоль Кашарской траншеи к выс. 240, юго-восточной окраине Теплого и далее вдоль дороги, веду*щей к высотам 253.5, 258.9, юго-вост. окраине Молотычей (к В. Любажу). Назовем эту группу гитлеровских войск — верхнелюбажской.
Гитлеровские войска, смявшие защитников выс. 236 у Каша*ры, в том числе два орудия 7-й аб 3-й ИПТАБр, продолжили наступление с восточной стороны ольх. Березового лога к вер*ховью Ольховатки. Около 12.30, когда были смяты защитники Кашарской тран*шеи, по приказу комбрига 3-й ИПТАБр была отправлена ра*диограмма в штаб артиллерии ЦФ, а также штабы 70-й и 13-й армий.

« ...Наступление немцев приостановлено на рубе*же: сев. окраина с. Теплое. 4-я, 1-я и 7-я батареи погибли, но не отступили ни на шаг. Уничтожено 40 танков. В 1-ом бата*льоне ПТР 70% потерь. 2-я и 3-я батареи и 2-й батальон ПТР готовы к встрече немцев, связь с ними имею. Резерв в бой ввел. Будем драться; или выстоим, или погибнем. Автотран*спорта нет, нуждаюсь в боеприпасах всех видов. Жду ваших указаний...»
Мы знаем, что в 7-й и 4-й батареях по*гибли не все, значит никто из штаба Рукосуева на месте боя не был, да и не мог быть, поскольку эта территория была захваче*на гитлеровцами. Опять же это говорит, что командир не знал истинного положения дел. Пока солдат принес новости, картина уже изменилась, скорее всего был послан другой, но он мог и не дойти до КП.
Рукосуев в радиограмме 4-ю батарею показывает отдельно от 1-й. И это право принадлежит ему. Поэтому следует счи*тать, что 8 июля в 1-й аб Игишева было одно орудие.
 
Форум » Информационный раздел » Информационный канал » 70-летию Курской битвы (В эпицентре главного удара)
Страница 2 из 16«12341516»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz